• Число посещений :
  • 2280
  • 20/12/2011
  • Дата :

У Хомейни накопился к шаху большой счет...

имам хомейни

После большевистского переворота в России случилось много важнейших для Ирана событий. Вы‌веден русский экспедиционный корпус. Англичане, оберегая интересы своей Англо-персидской нефтяной компании, полностью подчинили своему влиянию мо‌лодого шаха Ахмеда, подкупали членов каджарской семьи и правительства, вовлекали в масонство компрадорскую буржуазию. Подписанное тогда же ка‌бальное соглашение, нацеленное на превращение Персии в английский протекторат, вызвало общена‌родное движение, заставившее вывести британские войска.

Но их командующий генерал Айронсайд, подгото‌вил путч. Сперва он хотел было заменить в казачьей дивизии, в которую уже превратилась бригада, ушед‌ших русских офицеров английскими, но это не уда‌лось. Тогда он нашел в ней лихого человека, вступив‌шего в казацкое войско в четырнадцатилетнем воз‌расте. Это был Реза-хан, быстро пробившийся в офи‌церы и прославившийся своим бесстрашием и жесто‌косердием. Получив современное оружие, он со своей частью совершил бросок из Казвина на Тегеран, за‌хватил его без боя 21 февраля 1921 года, произвел нужные ему аресты и стал "сильным человеком".

Англо-иранский договор все-таки был отменен, но и советско-иранский заключен такой, что Ирану уступили все концессии и имущество, принадлежавшее Империи и русским подданным. Будучи военным министром, а потом премьером, Реза-хан заигрывал с шиитским духовенством и, в частности, покровительствовал великому аятолле Хаери Язди.

Он рассыпал заверения, что желает способствовать независимости и процветанию Персии, наводил порядок, подавлял восстания племен, ездил в Кум, где договорился с ши‌итскими лидерами о преждевременности установле‌ния республики.

В конце 1925 года с согласия парламента Каджары были низвергнуты, и на престоле появился новый шах Реза, принявший претенциозную фамилию Пех‌леви, которая ассоциировалась у иранцев с Сасанидами. На дочери Йездегерда, последнего царя этой династии, был женат, по преданию, имам-мученик Хусейн. Сразу же проявились диктаторские замашки шаха Резы и страсть к обогащению. Он грабил всех и вся и даже замахнулся на земли шиитской общины (к 30-м годам он уже владел двумя тысячами деревень).

У нового шаха был пример секуляризации и под‌ражания западному образу правления. Он во многом копировал Ататюрка, незримыми узами связанного с мировым масонством, которое под многими личинами старалось перенять власть над душами людей любой религиозной принадлежности. Шах Реза запретил многие религиозные церемонии, провел закон, разре‌шавший женщинам не носить чадру, поощрял ноше‌ние европейского платья. А главное - ущемлял духо‌венство материально, реквизируя земельную собст‌венность и другие источники дохода, которые жертво‌вали и завещали верующие религиозным учреждениям на нужды духовного образования, постройку и содер‌жание мечетей, самих священнослужителей, на по‌мощь бедным, что вменялось Кораном мусульманской общине.

Это не могло не вызывать возмущения Хомейни, как и всего прочего духовенства. Ему приписывают слова, будто бы сказанные еще молодым студентом в 1925 году: "Иран примирится сам с собой лишь с исчезновением династии Пехлеви". Известен такой случай: шах Реза публично уда‌рил хлыстом по лицу аятоллу Бафки в Куме, когда тот сделал резкое замечание супруге шаха, явившей‌ся в мечеть при мавзолее святой Масуме с непокры‌той головой. Молодой преподаватель Хомейни призы‌вал своего наставника аятоллу Хаери дать отпор ша‌ху, но у того не хватило духу сделать это. Недовольно было исламское духовенство и желанием шаха про‌славлять величие доисламского Ирана, а также возрождением зороастризма. Кроме мусульманского календаря лунной хиджры, был введен солнечный ка‌лендарь. Детей стали называть древними арийскими именами, заговорили о чистоте арийской расы, разра‌батывалась национальная идеология, которая претила аятоллам, исповедовавшим исламский интернациона‌лизм.

В 1937 году Хомейни совершил паломничество в Мекку и Неджеф. К тому времени минутах в пятна‌дцати ходьбы от семинарии Фейзие у него был про‌сторный дом для разросшейся семьи, часть которого и стена сада выходят на узкую улочку. Ныне он не но‌сит мемориально-музейного характера, а поддержива‌ется и убирается соседями, использующими его для собраний и совместных молитв.

Живущий неподалеку аятолла Нури в свое время учился у Хомейни. Сидя на ковре за низеньким письменным столиком в своем кабинете с книжными пол‌ками вдоль всех стен (думается, что такая же обста‌новка была и у Хомейни), он рассказал мне много подробностей последующей бурной жизни своего учи‌теля, характеризовал его как человека чрезвычайно нравственного, спокойного и терпеливого в обращении с учениками, со светлым, по его выражению, лицом. Несмотря на погруженность в теорию, имам любил поговорить о политике, считая, что роль ислама в об‌ществе и государстве надо поднимать, воздействуя на мораль и судьбу каждого человека.

В 1937 же году скончался великий аятолла Хаери Язди, которого Хомейни почитал, как замечательного исламского ученого, талантливого хранителя духов‌ных ценностей, предпочитавшего, однако, не вмешиваться в политику. Почитал он и другого улема, Модарреса, который весь жил в политике с 1910 года, когда его уполномочили богословы в числе пяти муджтахидов контролировать выполнение законов, принятых парламентом, а потом стал сам его членом, не допустил принятия кабального договора с Англией, сидел в тюрьме и достиг такого влияний в народе, что справиться ним шах Реза мог лишь, отдав приказание убить... В постный месяц Рамазан 1937 года во время ночного разговения его отравили, а для верности еще и задушили, придумав для народа какую-то нелепую историю.

У Хомейни накопился к шаху большой счет...

Источник: "НЕБО НАД ИРАНОМ ЯСНОЕ" - Очерк политической биографии имама Хомейни/ Автор: Дмитрий Жуков.


Исламская революция и великая роль имама Хомейни

Имам Хомейни - натура цельная

Имам Хомейни глазами видных мировых деятелей

Имам Хомейни был светом во мраке

Имам Хомейни – лидер всех борцов за свободу

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения