• Число посещений :
  • 2256
  • 26/12/2011
  • Дата :

Переломный год в истории Ирана

ири

1962 год стал переломным в истории Ирана.

Скончались великий аятолла Боруджерди, ладив‌ший с шахом, но в последние годы все чаще высказывавшийся против шахских нововведений, и великий аятолла Кашани, который в свое время поддержал Мосаддыка и приводил шаха в ярость своими требо‌ваниями не подрывать религиозные представления народа, а также осуждением иностранного вмеша‌тельства во внутренние дела страны.

Преемник Боруджерди не был назван духовенст‌вом, но на роль авторитетного лидера все чаще претендовал Хомейни, оторвавшийся от своих ученых изысканий и ставший проявлять политическую ак‌тивность, которая с каждым днем увеличивала его по‌пулярность среди верующих.

Еще 25 мая 1961 года президент Кеннеди, обраща‌ясь к Конгрессу США, заявил, что "никакое оружие или войска не могут обеспечить безопасность (шах‌скому режиму - Д-Ж.), если не будут проведены экономические и социальные реформы". В январе сле‌дующего года был принят закон о земельной рефор‌ме, который приветствовала и "Правда", несмотря на "холодную войну".

Но все началось с законопроекта о создании про‌винциальных и уездных советов, опубликованного в октябре 1962 года и предусматривавшего, что канди‌дату не обязательно быть мусульманином, и что да‌вать присягу можно на любой священной книге дру‌гих религий, а не на Коране. Несмотря на распростра‌ненные настроения отделения религии от политики, это было воспринято как оскорбление ислама.

Хомейни собрал виднейших ученых Кума в доме покойного Хаери Язди. Результатом были телеграммы протеста шаху и правительству, послания духовенст‌ву всей страны. Все это публиковалось в газетах и обсуждалось на религиозных собраниях. 1 ноября в стране закрылись базары и многие предприятия. Вы‌рабатывалась тактика постепенного нажима и подго‌товки революционной ситуации. Хомейни произносил Речи, в одной из которых отпустил саркастическую Реплику:

- Он (шах - Д.Ж.) говорит: "Мне нет никакого дела до Духовенства". Ваше Величество, до вас у духовенства дело есть.

Так в чем же все-таки было дело с этими советами Присягой? Судя по многочисленным интервью и речам имама в то время, он воспользовался возмож‌ностью разоблачить тайные отношения между шахом и Израилем, и раскрыть вмешательство сиони‌стов в мусульманские дела. Ясно, кем бы заполни‌лись советы.

Законопроект похерили. И объявили об этом в печати.

9 января 1963 года шах объявил "Шесть пунктов Белой революции", звучавших весьма привлекатель‌но: уничтожение феодальной системы и земельная реформа, национализация лесов и пастбищ, привати‌зация государственных предприятий с выкупом ра‌бочими акций, избирательные права для всех, борьба

с неграмотностью.

На первый взгляд, прогрессивные цели были очевидны. Шах вынес их на всенародный референ‌дум, намеченный на 26 января.

Аятолла Хомейни проницательно предвидел, что референдум носит показной характер и усилит в стране влияние Израиля и Америки, расстройство экономики, скупку предприятий жуликами и ино‌странцами, посылку в деревни агентов САВАК под видом членов Корпуса ликвидации неграмотности и установление там контроля в противовес духовенству, а главное - он "станет основой уничтожения зако‌нодательных принципов, связанных с религией".

Забегая вперед, скажем, что реформы вылились в то, что мы можем наблюдать ныне у себя. Акции, которые предложили рабочим выкупить в кредит, оказались чем-то вроде "ваучеров" из-за разорения мелких предприятий крупными. Крестьянство в но‌вых условиях тоже разорялось и подавалось в города, где был переизбыток рабочей силы. 20 тысяч деревень исчезло с лица земли. По мелким торговцам ремесленникам ударила инфляция и закон по борьбе со спекуляцией, требовавший от них фикси‌рованных цен, которых не придерживались шикар‌ные магазины.

Крупная буржуазия души не чаяла в монархе. "Новые иранцы", если их так можно назвать, про‌водили время в расплодившихся казино и публич‌ных домах. Кинотеатры и телевидение затопила ни‌зкопробная американская продукция. Громадный процент населения оказался ниже черты бедности, что влекло за собой рост преступности, проститу‌цию, наркоманию...

Проницательный имам персонифицировал угрозу и сделал заявление:

"Итак, мы лицом к лицу противостоим личности шаха, который, несмотря на попытку выжить, несмотря на притворное отступление, угрожает осуществить программу, враждебную нации. Он не только не отступит, но без колеба‌ний употребит силу для борьбы с оппозицией. По‌этому нам следует не ждать отступления, а сра‌жаться с его режимом..."

Это уже был прямой вызов. Демонстранты высы‌пали на улицы во многих городах. Полиция их разго‌няла, давила колесами броневиков. В Тегеране в бес‌порядках участвовали и студенты университета. Ле‌тели кирпичи, камни, бутылки. Религиозные деятели повсюду поддерживали протестующих.

23 января агенты САВАК ворвались на собрание Духовенства в Куме и произвели аресты. Демонстра‌ция тегеранских студентов была разогнана нанятым хулиганьем, кричавшим: "Да здравствует шах!". По мере приближения дня референдума - 26 января, тюремные камеры заполнялись все больше.

На подступах к дому Хомейни в Куме толпились тысячи людей. На площади Астане разломали поли‌цейские автомобили. Тогда в город прибыла колонна грузовиков с солдатами, открывшими по толпе огонь раня и убивая людей.

Когда улицы и семинарии были очищены от наро‌да, жителям приказали не покидать жилищ. Ждали шаха.

Один из современников этих событий вспоминал:

"Массы так привыкли к реакционным идеям отде‌ления религии от политики, что с негодованием встречали всякое вмешательство религиозного лидера в даже малейшие политические дела. Но в результате проповедей имама, их понимание роли высшего духо‌венства в решении государственных дел изменилось фактически мгновенно".

Круг тем проповедей имама все расширялся. Те‌перь он говорил о неоколониализме и необходимости борьбы за независимость, предупреждал об опасности интернациональной солидарности угнетателей.

"Я считаю своим религиозным долгом перед иран‌ским народом и мусульманами во всем мире заявить, что священный Коран и ислам в опасности. Поли‌тическая независимость народа и его экономики на‌ходится под угрозой поглощения сионизмом. Если фатальное молчание мусульман продолжится, сио‌нисты вскоре захватят всю экономику страны и уничтожат мусульманскую нацию. Пока эти опас‌ности не будут устранены, народ не должен молчать, а если кто будет так поступать, то он будет проклят в глазах Всемогущего Бога..."

Многим иранцам такие заявления раскрывал» глаза. Они начинали понимать, что творится за стенами шахского дворца, понимать причины своих бедствий. С закрытием дверей парламента и сената еще в 1961 году, политические дебаты были перене‌сены в народную гущу.

А тем временем режим принимал все меры для дискредитации духовенства. САВАК и его агенты распускали слухи о его отсталости и игре на невежестве народа. Жирующие богачи выставлялись двигателями прогресса. На январь 1963 года в Тегеране был подго‌товлен парад эмансипированных женщин, на что на‌селение ответило забастовками и демонстрациями. Духовенство показало, что оно еще не потеряло своего влияния на верующих, собиравшихся на общую мо‌литву в тысячах мечетей.

Имам, которому докладывали о событиях, сказал с удовлетворением: "Слава Богу, режим разоблачил се‌бя. Этого мне и хотелось".

Губернатор Кума призвал к себе аятоллу и его коллег, извинился за суровые меры и предложил встретиться с шахом, дабы уладить разногласия. В ответ аятолла заявил, что после произошедшего о такой аудиенции не может быть и речи. Он потре‌бовал сместить премьер-министра и освободить аре‌стованных.

Потом беседовали с каждым в отдельности, угова‌ривали прийти на встречу, угрожая закрыть в Куме богословский центр вообще. Но все ссылались на волю Хомейни.

Город заполнили солдаты и агенты тайной поли‌ции- Снайперы сидели даже на минаретах. Когда кортеж машин остановился у священной гробницы Масуме Шах в первую очередь спросил: ~ Где духовенство?

узнав, чем дело, он долго сквернословил, а потом побежал в направлении, не предусмотренном протоколом. Речь его, произнесенная истерично перед тол‌пой одетых в штатское агентов, изобиловала словами "черные реакционеры", "пособники коммунистов" "предатели"... После речи шах Мухаммед Реза тотчас укатил в Тегеран.

Хотя 26 января улицы многих городов были заби‌ты грузовиками с солдатами, а участки для голосова‌ния пустовали, пресса сообщила о ликовании народа и том, что на референдуме предложенные реформы получили 99,99% голосов.

Первым шаха поздравил Джон Кеннеди. Радио Мо‌сквы тоже хвалило реформы и называло их против‌ников "западными агентами и реакционерами".

ири

Источник: "НЕБО НАД ИРАНОМ ЯСНОЕ" - Очерк политической биографии имама Хомейни/ Автор: Дмитрий Жуков.


У Хомейни накопился к шаху большой счет...

История жизни имама Хомейни (часть 2)

История жизни имама Хомейни (часть 1)

Иран и иранцы с уст Д. Жукова

Независимость, свобода, исламское правление!

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения