• Число посещений :
  • 1343
  • 29/10/2011
  • Дата :

«НАХДЖ-УЛЬ-БАЛАГА»: сегодня, как и много лет назад

«нахдж-уль-балага»: сегодня, как и много лет назад

Вот уже более трех лет прошло с тех пор, как русский перевод книги «Нахдж-уль-балага» увидел свет, выдержав с того времени несколько переизданий. Интерес к этой книге со стороны читателей не только не утихает, но продолжает возрастать, по мере знакомства все большего круга заинтересованных лиц с обстоятельствами ранней истории Ислама и по ходу размышлений о том, как события далекого прошлого отражаются отголосками в настоящем, благодаря чему слова имама Али (ДБМ) остаются актуальными и по сей день. Сам я, возвратившись из паломничества к святым местам Неджефа и Карбалы, также приступил к переосмыслению текста этой бессмертной книги, благо в путешествии мне удалось приобрести ее походный вариант на арабском языке, и все время пребывания моего на иракской земле она меня сопровождала - как верный друг и учитель.

Я вернулся на родину в непростое для всего мира время. Уже в Ираке нас достигали все более тревожные сведения из Сирии и Ливии, на самой священной земле, несмотря на беспрецедентные меры безопасности, шиитские паломники также рисковали стать жертвами атак террористов. Хариджиты сегодняшнего дня - ваххабиты и проваххабитские партии - рвутся к власти по всему арабскому миру, и, похоже, этим не ограничатся. Пламя грозит разгореться по всему Востоку, перекинувшись и на соседние страны, откуда недалеко и до России. В один из вечеров (а был тогда священный месяц Рамадан) я нашел по спутниковому телевидению один из ваххабитских каналов, на котором их шейх-богослов объяснял верующим особенности возмещения пропущеных постов в Рамадан. Касаясь тех дней, в которые человек не только не постился, но и не читал намаз, шейх ответил буквально следующее: «Поскольку оставляющий ритуальную молитву (салат, намаз) считается неверующим (кафиром), то дни обязательного поста, в которые он не постился, будучи в состоянии неверия, не подлежат для него возмещению». Не сразу до меня дошло, какая страшная реальность кроется за этой внешне комичной формулировкой. Ведь в самом деле, как легко найти предлог для обвинения человека в неверии, и после этого считать его жизнь и имущество дозволенными! Мы были тогда в благородном Неджефе. С разграбления этого города и города Карбалы ваххабиты начали свой кровавый путь по свету.

Однако, идея мировой братоубийственной войны под надуманными предлогами не могла бы найти воплощения, не будь у нее сторонников из числа местного населения, не будь разработан механизм пополнения рядов за счет простой и доступной методики промывания мозгов.

В то время, как мы, шииты, тратим годы на изучение богословия и философии, находятся в рядах мусульман и такие, кто полагает, что поверхностного чтения Корана достаточно не только для того, чтобы считать себя совершенным верующим, но и чтобы иметь право наставлять других, более того - в случае сопротивления навязывать свою точку зрения силой. В самом деле, простому человеку, прочитавшему в Коране строчку: «Поистине, все верующие - братья», трудно разобраться, кого можно называть истинным мусульманином, кто ему брат, а кто - лицемерный, тщательно замаскировавшийся враг? С одной стороны, не всякий, кто говорит о себе: «Я - мусульманин», является таковым. Ведь Ислам означает «Предание себя Всевышнему», преданность всей душой без остатка. Подходит ли под эту категорию человек, формально заявляющий о себе: «Я из такого-то народа, поэтому получаюсь вроде как мусульманин»? (Случай из моего личного опыта). С другой стороны, имеем ли мы право утверждать, что мусульманин, просыпающий утренний намаз или не имеющий силы воли поститься в рамадан от начала до конца - неискренний в своих убеждениях, и в решающий момент не готов пожертвовать собой ради Всевышнего? Где критерий искренности, где то универсальное мерило, которое позволяет определить наше отношение к человеку? Наконец, при любом отношении к человеку как к личности, как сохранить беспристрастность справедливого подхода, ведь справедливость - одна из основных заповедей Ислама, данная нам для обращения со всеми без исключения?

Тогда мне вновь со всей очевидностью представилось, что катаклизмы еще долго будут сотрясать нашу землю, до тех пор, пока люди будут позволять себе эксплуатировать идею жизни ради Всевышнего Аллаха в своих корыстных интересах, огульно обвиняя в неверии всякого, на чье имущество они положили глаз, и заключая лживые и лицемерные договоры, заранее рассчитывая их нарушить.

И что может быть лучшим выходом в сложившейся ситуации, чем наличие мудрого учителя? И если нет с нами в явном виде Безгрешного Имама (мир ему), ушедшего в Великое Сокрытие, то разве это означает, что мы, как шиитская община, лишились наставника, и теперь наше сознание и наша совесть - в руках сектантов-манипуляторов, готовых эксплуатировать нашу веру, наши религиозные чувства в собственных интересах? Нет, хвала Всевышнему Аллаху, сама История есть наш мудрый учитель, который донес слова Безгрешного Имама (мир ему) до наших читателей-современников. История демонстрирует нам со всей наглядностью, что с момента установления первого халифата и до сегодняшнего дня в сознании людей, их психологии ничего не изменилось, и уроки прошлого применимы и в настоящем.

И здесь мне, как переводчику «Нахдж-уль-балага», пришлось столкнуться с дополнительной трудностью.

Стремясь добиться максимальной точности смыслового перевода текста и отражения в нем изначальной стилистики изложения, в конечном итоге я имел перед собой результат работы, трудно доступный пониманию даже специалистов. Как и арабский оригинал книги, сложный для понимания носителей языка, русский перевод также не стал для русскоязычных читателей легким чтением. И, хотя речи Имама Али (ДБМ) - не развлекательная литература, это не отменяет необходимости разъяснения читателям всех тонкостей их явных и скрытых смыслов. Комментариев составителя сборника - шарифа Ар-Рази (р), как показывает практика, оказалось явно недостаточно, поэтому издание нового, комментированного перевода - одна из важнейших задач, поставленных мною перед собой на ближайшее будущее.

Сегодня же, для начала, привожу для размышления вместе со мной нашим дорогим читателям некоторые фрагменты проповедей Имама Али (ДБМ), которые, на мой взгляд, отражают нравственные вопросы мусульманского братства, праведного наставничества и чувства справедливости во всем, не утратившие своей остроты и актуальности и в современности. Говоря о необходимости наличия для каждого человека мудрого наставника, в хутбе 40 Имам (мир ему) отмечает:

«Есть слово истины, а подразумевают под ним ложное!» - имея в виду слово символа веры: «Нет бога, кроме Аллаха». Став общим лозунгом всех мусульман, он также эксплуатировался и хариджитами, прикрывавшимися религией для достижения своих политических и экономических выгод. Это касается и хариджитов сегодняшнего дня - ваххабитских партий различного толка. Отвергая наставничество ученых, они передают всю полноту власти своим командирам, основываясь на двух принципах:

1. Право приказывать есть только у Бога.

2. Так как ничто не творится без Божией воли, то власть любого тирана-узурпатора есть исполнение божественного приказа, поэтому беспрекословное повиновение ему для верующего - обязательно. В самом деле, подобные демагогические манипуляции способны ввести в заблуждение даже искушенных людей, поскольку затрагивают более глубокие философские вопросы, нежели проблема иерархии власти.

В продолжении той же хутбы Имам Али (ДБМ) отвечает на это:

«Да, истинно, нет суждения, кроме как у Аллаха, но эти говорят: нет права приказывать, кроме как у Аллаха, однако у людей непременно будет повелитель, праведный или неправедный, так, чтобы по повелению одного поступал верующий, либо повелениями другого наслаждался неверный. Через земное правление Аллах исполняет Свою волю, через него собираются налоги, бывает повержен враг, охраняются пути и взимается с сильного в пользу слабого, покуда не достигнет отдохновения праведный и покуда не отдохнут от неправедного (притеснителя).»

Ответ Имама Али (ДБМ) затрагивает более глубинные вопросы свободы человеческой воли и личной ответственности за свои поступки. Абсолютная власть Всевышнего Аллаха не отменяет Его милости дарования нам свободы принятия решений, выбора, за который каждый из нас в Судный День понесет личную ответственность. Подчинившись или не подчинившись приказу неправедного командира, человек в любом случае не нарушает воли Всевышнего Аллаха. Как бы мы ни поступили, приняв или отвергнув власть тирана, впоследствии мы все равно вправе сказать: «По воле Аллаха мы приняли такое решение» - и, следовательно, далеко не факт, что каждый, поднимающий над головой зеленое знамя, является установителем по попущению Аллаха Его закона, равно как далеко не каждый, сражающийся с ним, попирает установления шариата, ведь он может действовать во имя справедливости, которая есть суть закона Всевышнего. Ведь сущность шариата и исполнения Божественных указаний - не во внешней форме, не в лозунге: «за веру!», а в практической реализации установлений религии, главнейшим из которых является справедливость».

Для шиитов столпов шиитской веры суть пять: Таухид (Единобожие), Нубувват (вера в Пророков - да будет с ними мир), Имамат (вера в Имамов - да будет с ними мир), Киямат (вера в День воскресения) и Адалят (Справедливость). Мы видим, что Адалят - Справедливость - выделяется из общего списка по тому критерию, что служит единственным столпом веры, требующим непосредственного практического приложения. Если остальные четыре столпа являются аспектами внутреннего состояния человека, признания сердцем основ религии, то вера в справедливость может проявляться только в совокупности со справедливыми делами. К таковым относится и справедливый выбор мудрого наставника, и возражение тирану против его несправедливого решения, даже если оно -на словах- и принимается во имя Аллаха.

Поэтому в комментариях шарифа Ар-Рази (Р) мы читаем следующие дополнения:

«По другой версии, когда Он - да будет над ним мир - услышал клич хариджитов, то сказал: Суждение Аллаха - я ожидаю его исполнения на вас!

Затем он добавил: Что же до праведного правления, то под ним делает свое дело богобоязненный, что же до правления неправедного, то наслаждается под ним неправедный, покуда не истечет его срок и не постигнет его окончательная участь (смерть).»

Слова Повелителя Верующих, обращенные к сектантам-хариджитам: «Суждение Аллаха - я ожидаю его исполнения на вас!», могут означать, что, принимая волю Аллаха допустить таковых к власти (ради испытания людей условиями неправедного правления), лицемерные хариджиты отказываются, в то же время, признать, что будут осуждены Всевышним за свои несправедливые решения, и не выражают готовности покориться таковой Его воле. Тогда как истинно верующие всегда готовы покориться воле Всевышнего, и не отступают от принципа справедливости, воздавая непрестанную хвалу своему Создателю не только за блага, но и за ниспосланные испытания, как говорится об этом в хутбе 35:

«Хвала Аллаху, хотя бы и наступило время, что принесло с собою сокрушительное бедствие и великое испытание. Свидетельствую, что нет Бога, кроме Аллаха, нет Ему сотоварища, нет никакого Бога помимо Него, и что Мухаммад - Его раб и посланник - да благословит его Аллах и род его.»

О невежестве и пассивности перед лицом грядущих испытаний говорится также в хутбе 32, где коротко и ясно выражена следующая мысль:

«О люди, истинно оказались мы (живущими) в эпоху неверную, в эру неблагодарную, считается в ней добродетельный злодеем, а притеснитель увеличивает свое притеснение, мы не используем то, что узнали мы, и не спрашиваем о том, о чем в неведении остались мы, и не боимся мы бедствия, покуда не постигнет нас.»

Доходя до чтения этого фрагмента, невольно задумываешься: разве не о нас сказано? В хутбе 3, известной как Шакшакийа, Имам (мир ему) приводит цитату из книги Всевышнего Аллаха: «Тот, гряду‌щий, мир, предназначили Мы для тех, кто не жаждет (само) возвы‌шения на земле, и не желает неправедности - верно, награда ожи‌дает праведных» (Коран 28:83). Воля Аллаха, таким образом, Им Самим выражена в Священном Коране предельно ясно: в вечном соблюдении принципа справедливости в отношении праведных и неправедных, и посему временное возвышение неправедного в этом мире (ради испытания истинно верующих) неразрывно связано с продолжением исполнения непреложной воли Всевышнего, выражающейся в неминуемом наказании грешника в мире грядущем. Вот о чем стоило бы задуматься и сегодня тем, кто ведет свои игры и ищет обогащения и власти, прикрываясь лозунгами об исполнении воли Аллаха. И ведь сказано словами Имама (мир ему), последовавшими в той же хутбе сразу за цитатой из Корана:

«Да, клянусь Аллахом, они слышали это и поняли, но жизнь ближайшая показалась им слишком приятной, и красоты ее околдовали их.»

А в другом месте сказано:

«Я сожалею перед Аллахом об участи тех, кто живет невежественной жизнью и умирает в заблуждении, нет для них ничего менее значащего, чем Книга (Аллаха), когда читается должным образом, и нет более ценного приобретения и более драгоценного сокровища, нежели Книга, подвергнутая искажениям и сокращениям, и нет для них ничего более отвергаемого, нежели заповеданное (Всевышним), и ничего более одобряемого, нежели отвергаемое (Им).» (Хутба 17)

Как бы вкратце можно было охарактеризовать образ жизни Имама Али (ДБМ), так, чтобы было понятно нашим современникам? Слишком многогранной фигурой он был, слишком глубокой личностью, и все же, если попытаться, можно сформулировать так: он был человеком, не игравшим в чужие игры, сценарий которых придумывали вне общины истинных служителей Создателя. Об этом вспоминаешь, глядя на происходящее в Ливии и Сирии. Осуждая диктаторов, закономерно уходящих в прошлое, вспоминаешь халифа Усмана, узурпировавшего трон и исказившего стези истинной веры. Но, вспоминая халифа Усмана и сравнивая его с правителями сегодняшнего дня, вспоминаешь и Имама Али (ДБМ) и его отношение к Усману, в особенности - во время осады его дворца, когда наш святой Имам (ДБМ) был первым, направившим осажденному узурпатору ведро воды, чтобы тот не умер от жажды, и первым, стремившимся предотвратить пролитие крови Усмана. Те же, кто жаждал ее, наподобие Талхи и Зубайра, первыми поспешили отстраниться от принесенной присяги на верность Имаму, обвиняя огульно Имама Али (ДБМ) в совершении того, к чему был он непричастен, до конца дней своих оставаясь воплощением мудрости и справедливости. Приведем по этому поводу слова короткой, но емкой по содержанию тридцатой хутбы:

«Если бы приказал я убить его, то стал бы убийцей его, а если бы удерживал от этого, то стал бы помощником его, однако помогавший ему не может сказать: я лучше того, кто покинул его, и покинувший его не может сказать: я лучше того, кто помогал ему. Я выношу этот вопрос на ваше суждение. Он присваивал имущество дурным образом, вы же возмутились и плохо поступили в своем чрезмерном возмущении, а Аллаху принадлежит истинное суждение о присваивающем (имущество) и протестующем.»

Не о нас ли, сегодняшних шиитах, говорится? Не о том ли, что происходит в Африке с современными Усманами, не о нашем ли отношении к ним, каким оно должно быть и каково оно есть на самом деле, и к каким последствиям такая позиция может привести?

Неужели, находясь в эйфории от предчувствия победы над современными усманами (всеми этими Каддафи, Мубараками и прочими), мы забудем о том, что крушение тиранов - еще не залог становления царства Божия на земле? Имам Али (ДБМ), все же добившись заслуженного халифата после ухода трех предыдущих халифов, методично отстранявших его от положенной ему по завещанию Пророка (ДБАР) власти, с горечью констатирует, описывая состояние мусульман в хутбе «Шакшакийа» (под номером 3):

«И все же я оставался терпелив, невзирая на продолжительность срока и тяжесть обрушившегося испытания, покуда он (первый халиф) не ушел своим путем (в мир иной) и не препоручил решение вопроса [о преемнике] общине людей, подразумевая, что я стану одним из них! Но, во имя Бога, что мне делать в этом «совете»? Когда вдруг возникло сомнение, что я могу быть уравнен с ними? Но я пригибался, пока они пригибались, и летел ввысь, когда устремлялись ввысь они. (И вот), один из них отвратился от меня по причине собственной ненависти, другой - из-за кланового свойства, по той причине да по этой, покуда третий не восстал (на должность халифа), раздувая грудь (в гордыне) (как верблюд, стоящий в своем навозе и своем корме), а вместе с ним восстали сыновья их отца, прожорливо прибирая к рукам богатство Бога, подобно тому как жадно глотает верблюд весеннюю траву. Но умер он безвременной смертью, добили его собственные деяния, и прикончила его ненасытность.

И ничто не могло удивить меня тогда так, как зрелище людей, устремляющихся ко мне со всех сторон, (жаждущих), как гиены (жаждут добычи, поставить меня халифом). (Они так стремительно набросились на меня), что два Хасана - Хасан и Хусейн (мир им) - оказались сбитыми с ног, а моя одежда - порвана на плечах. Подобно стадам коз и овец, они столпились вокруг меня. Но едва я принял власть, как одна партия отступилась, а другая проявила неповиновение, покуда остальные совершали мерзости, будто не слышали слов Аллаха:

«Тот, гряду‌щий, мир, предназначили Мы для тех, кто не жаждет (само) возвы‌шения на земле, и не желает неправедности - верно, награда ожи‌дает праведных» (Коран 28:83).

Да, клянусь Аллахом, они слышали это и поняли, но жизнь ближайшая показалась им слишком приятной, и красоты ее околдовали их. Но, клянусь Тем, Кто заставил семя прорас‌тать и сотворил живую душу, если бы не пришли присутствующие, и (тем самым) не было воздвигнуто доказательство существования поддержки, и если бы не взял Аллах с ученых договор, что те не будут безмолвно взирать на пресыщение притеснителей и голод угнетенных, тогда повесил бы я вервь халифата на его (халифата) собственные плечи и напоил бы последнего (халифа) из той же чаши, что и первого, и узрели бы вы тогда, что весь этот мир дольний значит для меня не больше чем чихание козы!»

Велик Создатель! Будем же достойными носить гордое звание последователей Его религии, не будем подобны жителям Басры времен Верблюжьей битвы, или жителям Куфы времен событий при Карбале! И чтобы новая омейядовщина, знамена которой уже маячат на горизонте, не стала нашей завтрашней реальностью, чтобы уроки истории на пропали даром, и чтобы вчерашний мрачный день шиитской истории не стал нашим завтрашним днем, будем, как сказано в хутбе 32, в нашу «эру неблагодарную», использовать все то, что узнали мы, и не бояться спрашивать о том, о чем мы остаемся в неведении.

Автор: Тарас Черниенко

Источник: shia.spb.ru


Знакомство с шиитским учением: важность религии

Знакомство с шиитским учением: польза религии 1

Знакомство с шиитским учением: польза религии 2

Знакомство с шиитским учением: необходима вера в основы религии

Отличие шиизма от других мазхабов 1

Отличие шиизма от других мазхабов 2

О неискаженном смысле понятия "Шиизм"

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения