• Число посещений :
  • 1166
  • 19/2/2012
  • Дата :

Становление европейской рациональности и ее развитие

становление европейской рациональности и ее развитие
Рационализм средневековой схоластики, находящейся под определяющим влиянием аристотелизма и августинианства, сразу бросается в глаза.

Достижения эллинской рефлективной культуры, воспринятые прежде всего через призму текстов Стагирита, схоластика пытается приложить к содержанию Откровения, проявляя на этом пути тенденцию к созданию всеобъемлющих «Сумм». «В “Суммах”‌, как и в архитектуре средневековых западноевропейских храмов, утверждается стремление к воспроизведению всей иерархии мироздания, к охвату абсолютной полноты Универсума, к определению и постановке всех возможных дискуссионных вопросов и проблем, с соответствующим приведением аргументов “за”‌ и “против”‌, авторитетных суждений и логических доказательств».

Схоластика прежде всего была тем течением, которое сохранило и развило античное ratio. Показательно, что она не сводилась только к теологии и философии, то есть не была исключительно достоянием духовной сферы. Методология схоластического мышления имела большое значение для рационализации властных отношений в средневековую эпоху, а значит, и для перехода к модернистскому рациональному государству. «Следуя современным концепциям, необходимо признать, что определяющее значение университетской схоластики в истории становления средневековой культуры не сводится только к традиционному смыслу методологических правил познания и соответствующего метафизического способа мышления, но охватывает и широкий контекст, включающий важнейшие основы жизни средневекового общества, как то: правила написания административных распоряжений, практики ведения судебных разбирательств, формирования структур управления и аппарата чиновничьей службы, то есть всех тех составляющих, которые задавали перспективу “рационализации”‌ системы власти в Европе».

«Оплотом» рациональной культуры в средневековую эпоху становятся университеты. Университетский диспут – эта основная форма экспликации схоластической учености - сохраняет отдаленную связь с коммуникативными традициями античности, которые мы выделили как главный источник формальной рациональности. Схоластика не была бесплодным педантизмом: «напротив, она была живой, противоречивой и непримиримой борьбой философских мнений и теологических позиций». Схоластическая мысль начинает с комментария к тексту, lectio. «Это - глубокий его анализ, начинающийся с разбора грамматики, дающего букву (littera), возвышающийся затем до логического анализа, приносящего смысл (sensus), и завершающийся экзегезой, открывающей научное и идейное содержание мысли (sententia)». От комментария переходят к дискуссии; «lectio развивается в quaestio». «В XIII веке quaestio отходит от всякого текста. Оно существует само по себе. При активном участии преподавателей и студентов оно превращается в предмет дискуссии, становится disputatio».

Таким образом, схоластика сохраняет и развивает культуру рациональной мысли – через развитие мастерства систематизации, проведения тончайших дистинкций, формализации и операционализации мышления.

Следующая знаковая эпоха европейской истории - Ренессанс - отмечена зарождением веры в безграничные возможности человека. Общее умонастроение того времени характеризуется ожиданием обновления, желанием новой жизни, причем «двигателем» такого обновления становится автономный человек – «автономный» в смысле своей эмансипированности от средневекового теоцентризма. Именно в этом смысле мы говорим о «гуманизме» ренессанса. Человек оказывается поставлен в центр мира как определяющее начало, как «мера всех вещей». Соответственно, рациональность теперь переносится на самого человека как автономного индивида, помещается «внутрь» его субъективности. Эпоха Возрождения становится временем зарождения опытно-экспериментальной науки, которая позднее будет считаться моделью рационального познания и «образцовым» воплощением рациональности как таковой.

Для конституирования того, что мы называем «новой наукой», главную роль играли два момента, которые следует принципиально отличать друг от друга: во-первых, указанное выше иудеохристианское преобразование европейской картины мира, утвердившее на месте аристотелевского космоса безграничное пространство и десакрализированную природу; во-вторых, экспериментальный метод, восходящий к совершенно иной традиции, а именно – к магико-оккультному наследию античности и Средних веков.

Комплекс герметических, магических и антропоцентричных идей, полнее всего представленный у Парацельса, Бруно, Агриппы, Марсилио Фичино и Пико делла Мирандолы, постоянно проводит мысль о призвании человека господствовать над природой посредством ее покорения. С помощью развития науки, говорит Парацельс, человечество достигнет совершенного познания небесных явлений, сделает землю плодородной, истребит все болезни - словом, станет подлинным господином сущего. Фичино утверждает даже, что человек способен «создать сами светила, если бы имел орудия и небесный материал». Бурное цветение оккультизма, алхимии, гностицизма и герметизма в эпоху ренессанса сформировало страстное желание возвыситься до Бога. Отсюда идет идеал власти над природой посредством scientia experimentalis, экспериментальной науки. Уже автор этого термина, Роджер Бэкон, был оккультистом и алхимиком, мечтал о пароходе, самолете и покорении других планет. Герметизм эпохи Возрождения объявляет человека «Небесным Адамом», по своей сущности практически равным Богу и, следовательно, призванным к господству над миром.

Таким образом, истоки новой науки следует искать на стыке двух традиций – иудейского монотеизма (полученного Европой через христианство) и ренессансного магического антропоцентризма.

Обратим внимание, например, на присутствие ярко выраженных алхимических, неоплатонических и оккультно-герметических влияний у Ньютона или Ф. Бэкона. Ньютон, как известно, очень серьезно занимался алхимией и сохранял в себе нечто от магов ренессанса. Закон всемирного тяготения был открыт им исходя из герметического учения о мировых симпатиях, а его понятие Sensorium Dei (абсолютное пространство как «чувствилище Бога») есть не что иное, как та же Мировая Душа неоплатонизма и Каббалы. Таким образом, рациональность в эпоху ренессанса становится божественной способностью человеческого субъекта, который утверждает самого себя в обезбоженном мире. Из данной интуиции напрямую вытекало стремление господствовать над сущим посредством его познания и технического покорения.

АМИН РАМИН

im-werden.livejournal.com


Таухид и история: Человек (часть 3)

Таухид и история: Человек (часть 2)

Таухид и история: Человек (часть 1)

Нет божества, кроме Аллаха

Ступени и степени монотеизма

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения