• Число посещений :
  • 865
  • 5/10/2011
  • Дата :

”Причина поражения”‌

“причина поражения”
На уроках истории учитель объяснял всегда с таким выражением, словно вся его жизнь прошла до нашей эры и теперь он вспоминает молодость.

«Охота на мамонтов была опасной... Потом все изменилось... С севера наступал лед... Стало холодно... Пришлось надеть звериную шкуру».

Одинаково легко передвигаясь в толще веков в любых направлениях, учитель как ни в чем не бывало мог сказать: «А теперь давайте вспомним Марафонскую битву», -вызывая этим вопросом всеобщее беспокойство...

Или сегодня, например:

-Восстание Спартака!.. Отвечать пойдет... Зонтиков!.. Зонтиков поднимается и застывает в глубокой печали.

-Неужели ты не помнишь, как проходило восстание? -искренне поражается учитель.

-Не помню, - качает головой Зонтиков.

Видно, что он и сам удивлен неожиданным провалом в памяти.

Удивление кончается двойкой.

-А ты учил? - усаживаясь, спрашивает Зонтиков своего соседа.

Бабкин молчит. Человеку, имеющему девять двоек за четверть, глупо задавать подобный вопрос.

Лениво прищурившись, Бабкин раскрывает учебник и оглядывает заголовок «Восстание Спартака».

«Опять восстание! -раздраженно думает он. -То в Сицилии, то в Риме... И каждый раз поражение... И двойки... двойки...»

-О причинах поражения восстания расскажет...

Перед лицом надвигающейся катастрофы Бабкин сохраняет полное спокойствие. Он не знает страха - он слишком много пережил.

-Бабкин!

Весь в рубцах, ветеран Бабкин выходит к доске.

-Н-ну? -повторяет Павел Сергеевич.-Каковы же причины поражения? -И тут же добавляет: -Почему рабы потерпели поражение?

Бабкин долго и мрачно молчит. Потом тяжело поднимает лохматую голову.

-Рабы потерпели поражение, -говорит он, -потому, что не знали его причин...

После чего получает двойку и возвращается на родную теплую парту.

-Чаша моего терпения переполнена, -зло шепчет он, -больше на историю не приду!..

-Я тоже, -цедит Зонтиков, -у меня тоже переполнена...

Так было задумано восстание во главе с Бабкиным. Первое столкновение произошло на следующий день при выходе из школы.

-Зонтиков, -сказал директор, -ты знаешь, где живет Павел Сергеевич?.. Вот и отлично! Отнеси ему этот конверт... Да смотри не задерживайся, дома-то беспокоиться будут!..

Всю дорогу Бабкин и Зонтиков шли молча.

Зонтиков, часто семеня, то и дело беспокойно оглядывался. Бабкин же после бесплодных попыток разглядеть содержимое конверта на свет предался грустным воспоминаниям.

...По лестнице поднимались медленно. Перед дверью остановились обессиленные. Зонтиков сказал:

-У меня дома уже беспокоятся... Бабкин дал ему подзатыльник:

-Звони!

Страх вселил в Зонтикова отвагу.

-Сам звони!..

Внезапно дверь распахнулась, и упирающийся в нее Бабкин пулей влетел в коридор и свалился у книжного шкафа.

Позади слышался удаляющийся топот. Это Зонтиков катился вниз по лестнице.

-Здравствуйте, -сказал Бабкин.

-Здравствуй! -Павел Сергеевич закрыл дверь.

-Директор сказал: «Побыстрей», -объяснил Бабкин.- Он письмо передал...

-А-а... -Учитель взял конверт. -Ну, спасибо... Проходи, проходи, что же ты стоишь?

Впервые за весь разговор Бабкин поднял голову. То, что он увидел, ошеломило его.

Учитель был в рубашке, без пиджака.

-Раздевайся, раздевайся,- улыбался учитель.

Плохо соображая, что делает, Бабкин разделся и машинально проследовал в комнату.

-Садись, раз в гости пришел. Будем чай пить. Окончательно потеряв дар речи, Бабкин уселся за стол и ничего не понимающим взглядом уперся в колбасу.

Учитель отхлебнул из стакана. Бабкин тоже отхлебнул. И снова замер: никто еще не видел, как учитель ест. Вот он взял вилку, неторопливо положил колбасу в рот. «Проглотил»,-изумился Бабкин.

Внезапно он почувствовал, как подозрительно тихо в комнате, и выжидающе вскинул глаза. Ему показалось, что вот сейчас учитель поставит стакан и скажет:

«Природа Древней Греции, Бабкин, была пышная... климат морской, теплый...»

Но учитель не торопился.

-Ты почему сахар не берешь? -начал он издалека.-Не стесняйся...

-Мне и так сладко, -вздохнул Бабкин и, чтобы скрыть неловкость, стал озираться по сторонам.

В правом углу он неожиданно наткнулся на карту: «Римская империя в I веке нашей эры». В глазах учителя что-то блеснуло.

-Узнаешь?

-Да...-вяло протянул Бабкин,-узнаю... «После чая спрашивать будет,-решил он -Еще бы не узнать! Два месяца долбим эту империю... скорей бы до развала дойти...»

Нашествия варваров Бабкин ждал, как праздника: после него империя распалась...

Отхлебнув чай, он вздохнул: впереди еще было «ослабление». Империя слабела веками... Это могло свести с ума.

Бабкин снова подозрительно взглянул на учителя.

«Размешает сейчас чай да и скажет: «А ну-ка, Бабкин, покажи путь Ксеркса в Грецию».

С этим вопросом Бабкин столкнулся еще в прошлом году. Тогда, по его мнению, флотилия персидского царя Ксеркса прошла мимо берегов Греции...

Да мало ли о чем можно спросить! Бабкин даже заерзал.

-Карта у вас, Павел Сергеевич, какая-то...-начал он неуверенно. -У нас в школе вроде другая... Меня спросить, так я ничего и не покажу...

-Карта та же, -успокоил учитель, -ты приглядись повнимательней.

«Ну и влип», -думал Бабкин, напряженно приглядываясь. На узком Апеннинском полуострове ясно чернел кружок Рима.

-Вон Рим, Павел Сергеевич! -показал вдруг пальцем Бабкин, словно столкнулся с приятной неожиданностью.

-Да! -приветливо откликнулся Павел Сергеевич. -Рим отсюда хорошо виден. Вот Дамаск - тот совсем почти незаметен.

-Да...-промямлил Бабкин, бороздя глазами карту вдоль и поперек, -еле-еле...

-Узнал, значит, школьную карту, -прищурился учитель.

-Да... -опять затянул Бабкин и, внезапно оборвав себя, быстро встал.- Я домой пойду,- хрипло сказал он, -там у меня пример по арифметике, никак разделить не могу... остаток получается...

...На следующий день перед самым звонком Зонтиков поймал Бабкина в коридоре.

-Наконец-то! -зашептал он оглядываясь.-Я тебя все утро ищу. Сейчас история будет. Куда побежим?

Бабкин нахмурился.

-Знаешь что,-он помялся, - я передумал...

-То есть как? -разинул рот Зонтиков. Бабкин молчал.

-То есть как?! -В голосе Зонтикова появилась злость.-Что ж ты вчера болтал! «Не пойдем... не пойдем»! -передразнил он.

-Как дам! -замахнулся Бабкин. Зонтиков отшатнулся.

-Но почему? Почему ты не хочешь? - уже упавшим голосом продолжал он. -Почему?..

Прозвенел звонок, и они вошли в класс. Через минуту появился Павел Сергеевич. Он повесил карту «Римская империя в I веке нашей эры», взглянул на Бабкина и лукаво улыбнулся. Бабкин покраснел и, наклонившись к Зонтикову, тихо прошептал:

-Мы вчера с ним вместе колбасу ели...

Автор: Марк Тарловский

 рассказы для детей


Отцы и дети: с чего начинается понимание?

Детство мое грозовое

Психолог: детей нельзя отдавать на попечение нянек

О плаче младенца

Расстройство PICA: девочка ест кирпичи и палки

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения