• Число посещений :
  • 1255
  • 5/9/2011
  • Дата :

Анастасия Ежова: По местам Хомейни в Тегеране… (часть 4)

джамаран

Дом имама Хомейни

После коллективной молитвы во дворе Тегеранского университета нас повезли в мавзолей имама Хомейни. Эта усыпальница расположена с большим кладбищем Бехешти Захра, на котором, в частности, похоронено множество мучеников, павших на полях ирано-иракской войны (это место известно также как кладбище шахидов). Могила имама Хомейни, заливаемая зеленым светом через цветное стекло, и по сей день притягивает к себе множество иранцев, которые молятся в этой мечети или просто тихонько разговаривают, сидя на полу, устланном коврами.

Однако еще более сильное впечатление производит Джамаран – квартал, где жил имам Хомейни.

Узкая глинобитная улочка, увешанная черными флагами в знак траура по очередной годовщине кончины имама, ведет к его маленькому дому, являющимся центром притяжения для самих иранцев и иностранных путешественников. Небольшая комнатка за стеклом отличается одновременно и предельной простотой, аскетизмом обстановки, и, вместе с тем, чистотой и ухоженностью. Диван, зеркало, пара табуреток, книги на полках, небольшой столик, молитвенный коврик и четки – вот и все, чем вождь Исламской революции и основатель Исламской республики обходился в своей повседневной жизни. Имам Хомейни был противником роскошных дворцов и богатых резиденций, в каких проживают современные политические лидеры. Он стремился жить так же, как простые люди, подчеркивая, что таков был образ жизни Пророка Ислама и Имамов шиитов – в частности, первого Имама Али ибн Абу Талиба, бывшего справедливым правителем исламского государства. В 1978 году, вступая перед группой французских юношей и девушек в Нофль-ле-Шато, имам Хомейни, живший в эмиграции во Франции, сказал: «Первое лицо при исламском правлении…живет более скромно, чем третьеразрядный гражданин, и его жизненный уровень такой же, как у бедняка.

Социальная справедливость и другие права, реализуемые Исламом ради процветания всех классов, не имеют прецедентов в истории человечества.

Исламское правление не похоже на другие системы правления, монархические или республиканские. Правитель исламского государства берет пример с того, который обычно шел в маленькую мечеть в Медине и сидел там со всеми. Люди, в руках которых была судьба страны, собирались в той же мечети вместе с людьми самого разного имущественного положения, и собрание это было таково, что посторонний человек, появившийся там, не мог отличить руководителя страны или высокопоставленное лицо от бедняка, потому что правитель одевался так же, как и бедняки, и молился так же. Отправление правосудия в исламской системе таково, что, если кто-нибудь из низшего класса подает жалобу в суд на первое лицо в стране, на правителя или губернатора, то судья призывает к себе правителя, и тот, в свою очередь, обязан участвовать в процессе. Если судья выносит решение против правителя, тот обязан подчиниться решению».

Неподалеку от дома имама Хомейни расположена больница, в которой он умер. В палату, где имам ушел из жизни, теперь водят экскурсии. На застеленной белым бельем кровати до сих пор лежит черная чалма Хомейни – в знак памяти. Между тем, больница живет своей жизнью: теперь в ней расположен крупный кардиологический центр.

Идя обратно по узкой улочке, которая ведет нас обратно от дома имама Хомейни в город, можно также заметить по правую руку небольшую, небогатую мечеть, застеленную темно-лиловыми коврами и увешанную черными растяжками с крупными белыми надписями. А на выходе из квартала на заборе красуется антиамериканское граффити на английском.

…А потом нас ждет наш большой отель, в котором на ужин можно отведать блюда иранской кухни, а по вечерам в холле играет замечательный пианист, исполняющий старые западные мелодии – "Strangers in the night", «Унесенные ветром»…Ошибочно представлять себе хомейнистский и постхомейнисткий Иран как государство средневековых фанатиков, отбросивших культурное развитие страны на множество веков назад.

В Иране есть место и хорошей классической музыке, и театру, и живописи, и современному кино – даром, что иранские фильмы с завидной регулярностью получают призы на международных кинофестивалях.

Просто все это должно укладываться в рамки, не противоречащие нормам Ислама. Если же под «продвинутой культурой» понимать американские «стрелялки» и «ужастики», порнофильмы, ночные клубы, скабрезные шутки юмористов, визгливую поп-музыку, играющую роль дебилизатора масс, то такой «культуре» в хомейнистком Иране действительно нет места…

Вместо послесловия

…«Наш повелитель – не Америка! Наш повелитель – не Британия, наш повелитель – не Израиль, наш повелитель – Бог. Следовательно, чего нам бояться? Зачем нам опасаться? Они не стоят нашего страха».

С таким воззванием имам Хомейни обращался к своим последователям с минбара (трибуны) мечети Азам в Куме почти полвека назад.

Вот уже тридцать два года в основу законодательства Ирана положены законы Бога, а не нормы, придуманные людьми в угоду интересам иностранных держав, транснациональных корпораций или олигархической элиты. Вопреки рассуждениям о том, что современное государство не может жить по законам Шариата, Иран развивает науку, искусство и технологии, наращивает военную и промышленную мощь.

Путь к этому был залит кровью мучеников революции и ирано-иракской войны, жертвы которой были поистине многочисленны.

Кто-то упрекнет сторонников имама в том, что они готовы были принести миллионы жизней в угоду своему проекту. Однако менталитет верующих иранцев не таков, чтобы страшиться смерти, пыток, заключения. Они воспитаны на примере имама Хусейна (мир ему!), служившего образцом бесстрашия и сопротивления злу. В одном из выступлений имама Хомейни есть удивительные слова, во многом проливающие свет на особенности этого менталитета, благодаря которому иранцы добились таких перемен в жизни своей страны: «В Иране наших молодых людей заключают в тюрьмы и отправляют в ссылку. Но когда эти мужественные люди возвращаются из тюрьмы или ссылки, они возобновляют борьбу, возвращаясь к темам своих прежних проповедей. И снова их высылают. Если бы их по десять раз сажали в тюрьмы или ссылали, они оставались бы такими же, какими были прежде. Это происходит потому, что они получили исламское воспитание. Вот так же, если бы Командующий Верными погибал и сотни раз возвращался к жизни, он оставался все тем же Командующим Верными. Но убейте равнодушного человека, и он останется каким был, равнодушным».

Именно такая героическая жизненная позиция стала залогом победы Исламской революции. Как говорил имам Хомейни, «в Божественном восстании нет поражений и потерь»…

Автор: Фатима (Анастасия) Ежова


Анастасия Ежова: По местам Хомейни в Тегеране… (часть 3)

Анастасия Ежова: По местам Хомейни в Тегеране… (часть 2)

Анастасия Ежова: По местам Хомейни в Тегеране… (часть 1)

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения