• Число посещений :
  • 772
  • 24/7/2011
  • Дата :

Ливанская Хизбулла и весна исламизма 

хизбулла

Военное вторжение США в Ирак, падение баасистского режима Саддама Хусейна и последовавшее за этим провозглашение проекта Большого Ближнего Востока со стороны президента США вкупе с провокационными заговорами Израиля в регионе свидетельствуют о новой ближневосточной политике Вашингтоне. Политике, которая опирается на ключевое положение сионистского режима в обустройстве регионе и формирование региональных структур в соответствии с моделью и ценностями Запада. В этом плане была предпринята дестабилизация обстановки в Ливане путем приведения к власти антисирийских течений и уничтожения военно-политической мощи Хизбуллы в рамках сценария, частью которого стала военная очередная агрессия Израиля против Ливана.

Однако ответные действия Хизбуллы против хорошо оснащенной израильской армии и 33-дневное мужественное сопротивление этой бесчеловечной и варварской агрессии не только нарушили все расчеты США и Израиля, но и показали, что на Ближнем Востоке формируется новый расклад политической силы.

Ключевым игроком в новом балансе силы стали исламисты, продемонстрировавшие свою силу в политической и вооруженной борьбе в регионе. Победа партии «Ихван-аль-Муслемин» на парламентских выборах в Египте, победа ХАМАС на выборах в законодательное собрание Палестинской автономии и победа Хизбуллы в историческом противостоянии с израильскими захватчиками – все это является признаком подъема, в противоположность ожидания США и Запада, нового течения на Ближнем Востоке, которое можно наименовать «весной исламизма».

хизбулла

После этого краткого вступления делать выводы становится легче. Кода министр войны Израиля Моше Дайян в ходе июньской войны 1967 года спокойно преодолевал танковой армадой Синайскую пустыню в направлении Суэцкого канала, израильская армия настолько сильно упивалась своими стремительными и ошеломляющими победами, что потребовала даже от премьер-министра сионистского Леви Эшкола издать приказ о штурме столицы Египта Каира. 6-дневная арабо-израильская война привела к оккупации 80 тысяч квадратных километров арабских земель, в том числе палестинских, сионистским режимом. Это примерно в 8 раз больше территории Ливана. Однако за 39 лет, прошедших со времени 6-дневной арабо-израильской войны, ситуация изменилась настолько радикально, что в ходе последней 33-дневной войны в Ливане командованию израильской армии пришлось умолять премьер-министра Эхуда Ольмерта отдать приказ о прекращении наступательных действий в Ливане.

33-дневная война продемонстрировала пример непоколебимой воли и беспрецедентного мужества бойцов ливанской Хизбуллы.

Хизбулла развеяла миф о непобедимости израильской армии, которая за последние полвека превратилась в нескончаемый кошмар для арабских государств и продемонстрировала секрет живучести Хизбуллы на военной и политической арене не только Ливана, но и всего Ближнего востока.

33-дневная агрессия вооруженной до зубоев израильской армии в Ливане, предпринятая с целью разоружения и уничтожения исламского сопротивления, вновь показала всему миру динамичность Хизбуллы.

Позорное поражение сионистского режима в ливанской войне означает провал надежд Тель-Авива отомстить Хизбулле за позорный уход израильских оккупантов с южного Ливана летом 2000 г. Это поражение выявило, насколько усилилась военная мощь Хизбуллы по сравнению с 2000 годом и какого уважения она теперь заслуживает среди арабских стран.

По мнению политологов, влияние Хизбуллы не только в самом Ливане, среди политических сил этой страны, но и в общественном мнении всего арабского мира превратилось в некий образец. Проницательность и мудрость руководства Хизбуллы, ее организованность, возвышенные цели, правоверные и мужественные бойцы, освобожденные от сектантского догматизма последних двух десятков лет обеспечили Хизбуллу политический рост и уважение, которые направят политические преобразования не столь уж далекого будущего в особое русло.

Тем не менее, рост и величие Хизбуллы нельзя рассматривать в отрыве от волны исламизма в регионе, поднимающейся за последние 20 лет под влиянием исламской революции в Иране. Волна исламизма и появление исламистских политических группировок, безусловно, были одним из важнейших социально-политических преобразований конца 20 века. По поводу причин и факторов появления исламистских движений современности существуют две основные теории. Теория возрождения исламизма и теория периодичности подъема исламистских настроений. В соответствии с первой теорией, возрождение современного исламизма следует рассматривать как продукт колониального господства в исламском мире. Эта теория видит пути устранения отсталости исламских государств в следовании западной модели развитии или же приверженности к местным ценностям, убеждениям и традициям. Различные мусульманские мыслители разработали два подхода на основе этих взглядов:

 а) стратегию сопротивления и охраны ценностей, отвергающую западную цивилизацию,

б) стратегию исламского возрождения, которая выборочно относится к разным достижениям Запада.

хизбулла

Однако теория периодичности склонна считать, что движения за возрождение исламского образа жизни, нередко возникавшие на протяжении истории, фактически являются реакцией и ответом мусульман на упадок и крушения. Иными словами, после каждого периода упадка следовал период идейного и политического подъема с целью возрождения основных ценностей исламской религии. В соответствии с теорией периодичности, начиная с 19 века большинство исламских стран и обществ на Ближнем Востоке пребывало в состоянии кризисов, в частности кризиса личности, кризис легитимности, кризиса анархии и беспорядков, межклассовых трений, кризиса военной слабости, культурного кризиса. В целом следует учитывать тот факт, что колониальная политика иностранных держав в исламских обществах имела четыре разрушительных последствия: секуляризацию исламских обществ, преобладание западной модели устройства и зависимость политических институтов от Запада, классификацию образования на традиционное и новое, прозападное, и, наконец, кризис власти, возникший вследствие систематического уничтожения традиционного лидерства исламских обществ и навязывания прозападной модели политической власти, лишенной народного доверия.

Тем не менее ливанскую Хизбуллу следует рассматривать в свете исламистских движений на Ближнем Востоке.

В то же время Хизбулла обязана своим появлением в исламском мире, в частности в стратегически важном регионе Ближнего Востока, исламской революции в Иране. Исламская революция в соответствии со своими кардинальными задачами провозгласила свою бескорыстную поддержку всем обездоленным и притесняемым нардами мира, поддержку их справедливой борьбы против угнетателей и империалистов в любой точке мира. Эта идеологическая платформа с учетом преобразований в Ливане после агрессии Израиля и оккупации значительной части ливанской территории в немалой степени повлияла на формирование антиоккупационного мышления на основе освободительных идеалов исламской религии среди правоверной молодежи Ливана. Иными словами, оккупация Израилем части ливанской территории, происходившая при всесторонней военной, политической и пропагандистской поддержке США, послужила отправной точкой для объединения ливанских шиитов ради борьбы против оккупантов, за освобождение ливанской земли, в стороне от догматических внутренних и клановых распрей. Зарождение партийной деятельности шиитов в Ливане датируется примерно серединой 70-ых годов прошлого века.

В конечном итоге эта деятельность привела к формированию движения «аль-Махрумин» (т.е. обездоленных) под руководством имама Мусф Садра.
хизбулла

Имам Муса Садр поставил своей целью защиту прав шиитов и всех ливанцев, национальное объединение в стране. Он был убежден, что на протяжении истории Ливана шииты были фактически лишены своих политических, социальных и экономических прав, невзирая на численное преимущество. В его представлении, шииты, в противоположность другим сектам в Ливане, не имеют своего авторитетного лидерства. Итогом движения обездоленных имама Мусы Садра в Ливане стало учреждение шиитского меджлиса, технического училища Джабаль-Амел, Института исламских исследований и, в конечном итоге, движения Амаль. В политическом мышлении имама Мусы Садра заслуживает внимания идея фракционизма, необходимость пересмотра распределения политической власти в Ливане. Тем не менее в начале 80-ых годов, после крупномасштабной агрессии Израиля, в Ливане сформировалось второе шиитское движение. Формирование Хизбуллы на том историческом отрезке прежде всего стало ответом на политику движения Амаль, которое после похищения и, вероятно, смерти имама Мусы Садра начало фактически взаимодействовать с политическими фракциями Ливана в условиях оккупации южной части страны израильской армией. Такой поворот дестабилизировал ситуацию в Ливане, но дестабилизация, в свою очередь, помогла реализации до конца политического процесса шиитов. В результате, пройдя долгий, шииты закрепили свое место на арене преобразований в Ливане. Однако после формирования Хизбуллы и провозглашения ее курса борьбы, руководство Амаль не отреагировало на этот факт взаимодействием.

Этим воспользовался сионистский режим, который спровоцировал своей отравленной пропагандой вооруженную конфронтацию между Хизбуллой и Амаль.

Спустя некоторое время, однако, руководство двух шиитских движений, осознав тот факт, что междоусобица шиитов только на руку сионистским замыслам в Ливане, прекратили конфронтацию и провозгласило своей общей целью изгнание оккупантов с ливанской земли. Такой поворот в свете надсектовых стремлений Хизбуллы на политической создал возможность для роста влияния этого движения среди ливанской молодежи. По мнению многих политологов, решение руководства Хизбуллы сократить число членов партии показало остальным политическим фракциям и силам в Ливане более положительный облик Хизбуллы.

Источник: russian.irib.ir


Исламское сопротивление – предмет гордости ливанского народа

Положение и структура  Хизбуллы

33-хдневная война

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения