• Число посещений :
  • 931
  • 28/1/2012
  • Дата :

Связь между исламским искусством и исламской духовностью-2

связь между исламским искусством и исламской духовностью

Два источника исламской духовности - это Коран в его внутренней ре‌альности и сакраментальном присутствии и сама субстанция души Пророка, которая продолжает незримо бытовать в исламском мире, не только в хади‌сах и сунне, но, неосязаемым образом, в сердцах, искавших и ищущих Бога, да и в самом воздухе, которым дышали и дышат взывающие к Его Благосло‌венному Имени. Источник исламского искусства надо искать во внутренних реальностях (хака'ик) Корана, которые также являются и основополагаю‌щими реальностями космоса, и в духовной реальности Сущности Пророка, из которой исходит «Мухаммадова благодать» (алъ-барака аль-мухаммадийя).

Коран несет в себе доктрину  Единства, Пророк - проявление этого Един‌ства во множественни и доказательство этого Единства в Божьем творе‌нии. Ибо кто мог бы свидетельствовать, что Ла илаха илла'Ллах (нет боже‌ства, кроме Бога), если бы не было Мухаммад расул Aллax (Мухаммад по‌сланец Бога)10.  Во всем, чего коснулась и касается барака Мухаммада, и надо искать исток творящего акта, который сделал возможным священное искус‌ство ислама, ибо лишь силой этой барака могли кристаллизоваться в мире формы, времени и пространства те реальности, которые содержатся во внут‌реннем пространстве Корана. Надо ли удивляться тому, что великие творцы исламского искусства всегда выказывали особую любовь и преданность Про‌року, а шииты - Пророку и его семье; что как сунниты, так и шииты считают Али, который более других Сподвижников представляет внутреннее измере‌ние исламской доктрины, основоположником многих базовых форм искус‌ства, например каллиграфии, а также покровителем всех художественных гильдий (аснаф и футувват). Нет способа лучше продемонстрировать сто‌роннему наблюдателю связь исламского искусства с внутренним измерением ислама, чем указанием на роль Али как в гильдиях мастеров-творцов ислам‌ского искусства, так и в суфийских орденах, ставших главными хранителями эзотерических учений ислама.

Без двух источников и родников - Корана и  барака Пророка - не бы‌ло бы исламского искусства. Искусство ислама есть исламское искусство не только в силу того, что ею создали мусульмане, а потому что оно исходит из исламского откровения, так же как Божественный Закон и Путь.

Это ис‌кусство кристаллизует в мире форм внутренние реальности исламского от‌кровения и, исходя из внутреннего измерения ислама, направляет человека внутрь Божественного Откровения.

Исламское искусство - плод исламской духовности, с точки зрения своего генезиса, и представляет собой дополне‌ние, опору и поддержку для духовной жизни с точки зрения реализации или возвращения к Истоку.

Исламское искусство есть результат проявления Единства в плоскости множественности. Оно блистательно выражает Единство Божественно‌го Принципа, зависимость всего многообразия от Единого, эфемерность мира и позитивные качества космического существования или творения, о котором Бог говорит в Коране: «Владыка наш! Ты не напрасно сотворил все это (3:191). Это искусство делает архетипические реальности явными в физическом мире, непосредственно воспринимаемом нашими чувствами, служа, таким образом, лестницей, по которой душа поднимается от зримо‌го и слышимого в Незримое, которое есть и Тишина, трансцендирующая все звуки.

Исламское искусство берет начало непосредственно из исламской духов‌ности, в то же время формируясь под воздействием особых .характеристик носителя или сосуда коранического откровения: семитского кочевого мира, чьи позитивные аспекты универсализировал ислам11. Однако связь искус‌ства с формой исламского откровения отнюдь не умаляет той истины, что источник этого искусства заключен во внутреннем содержании и духовном измерении ислама. Те, кто на протяжении столетий создавали произведе‌ния исламского искусства, творили либо благодаря своей способности по‌лучить видение архетипического мира средствами, даваемыми исламским откровением, в особенности баракаМухаммада, либо благодаря тому, что прошли обучение у испытавших это видение. Ибо надличностный характер исламского искусства не мог появиться па свет чисто индивидуальным вдох‌новением или творческим порывом. Универсальное создается только Уни‌версальным. Если исламское искусство открывает путь во внутренние глуби исламской традиции, то причина здесь в том, что оно само есть послание оттуда, адресованное тем, кто способен уловить его освобождающий смысл, а также творить климат мира и равновесия для всего общества, в согласии с природой ислама, создавать среду, постоянно напоминающую о Боге. Раз‌ве не говорится в Коране: 'Куда бы вы ни обратились, повсюду Лик Бога» (11:109)?

Исламское  искусство  опирается па знание, которое само имеет духовный характер и которое традиционные мастера исламского искусства называ‌лихикма - мудрость12. Поскольку  в исламской традиции с ее духовностью гностического склада интеллектуальность и духовность неразделимы - они есть ипостаси единой реальности, то хикма, на которой основано исламское искусство, есть не что иное, как интеллектуальный аспект исламской духов‌ности. Максима св. Фомы -are sine scientia nihil - очевиднейшим образом касается исламского искусства. Это искусство опирается на науку о внутрен‌ней природе, занимающейся не наружным видом объектов, а их внутренней реальностью. При помощи этой науки и силой барака Мухаммада исламское искусство делает явленными в наружной плоскости телесного существования реальности вещей, которые находятся в «Незримой сокровищнице» (хаза'ин аль-гаиб). Вид портала такого здания, как Шахская мечеть с его невероятными геометрическими и растительными орнаментами, доказывает эту ис‌тину, ибо взираешь на мир, постижимый лишь разумом в мире чувственных форм; так же как слушая традиционную персидскую или арабскую музыку, слышишь ту предвечную мелодию, которая завораживала душу до краткого эпизода се земного путешествия. Интеллектуальный характер исламского искусства неоспорим, но это плод не рационализма, а интеллектуального видения архетипов земного мира, видения, ставшего возможным благодаря исламской духовности и благодати, исходящей из исламской традиции. Ис‌ламское искусство не имитирует наружные формы природы, по отображает их принципы. Оно опирается на науку, которая не является плодом логиче‌ских умозаключений или эмпиризма, а есть scientia sacra, постигаемая лишь посредством методов, предлагаемых традицией. Не случайно, что всегда и повсеместно исламское искусство поднималось до вершин креативности и совершенства при наличии мощного, живого, интеллектуального - а зна‌чит и духовного - тока исламской традиции. И напротив– эта причинно-следственная связь дает основания понять, отчего при венком упадке или потускнении духовного измерения ислама снижается качество исламского искусства. Если говорить о современном мире, то исламское искусство само было разрушено в нем до той же степени, до какой оказались в небрежении духовность и интеллектуальность, дающие ему жизненную силу.

По определенным эпохам исламской истории существуют письменные источники, подтверждающие и доказывающие связь исламской духовности и интеллектуальности, с одной стороны, и искусства ”” с другой. Вместе с тем, в ряде случаев устная традиция не оставила нам прямых письменных доказа‌тельств, которые позволили бы детально исследовать эту связь как бы извне.

Примером первого может служить сефевидская Персия - один из са‌мых ярких творческих периодов исламского искусства, равно как и исламской метафизики и философии. Внимательное изучение концепции мира воображения - или, скорее, воображенного мира (алам аль-хаял)13 по тру‌дам такого мастера, как Садр ад-Дин Ширази14 , показывает корреляцию ме‌тафизических и космологических доктрин с искусством того времени - не только миниатюрной живописи, на которой мы еще остановимся в этой кни‌ге, но также поэзии, музыки и даже ландшафтной архитектуры15.

Эта связь говорит не об отходе от нормы - это случайный пример общего принципа, который позволяет понять эту базовую корреляцию даже в дру‌гих случаях, когда отсутствуют подробные формулировки интеллектуальных принципов. Если в исламском искусстве возникают новые фазы или периоды, то, в свете этой связи, их надо рассматривать не как изменение в ислам‌ской духовности, но как неизменное использование принципов живой тра‌диции в различных обстоятельствах и условиях.

Проиллюстрировать непосредственную связь исламского искусства и ду‌ховности можно на примере исполнительских форм искусства. В силу при‌роды ислама, которая исключает драматическую напряженность между Не‌бом и землей или героическую жертву и спасение через божественное за‌ступничество, а также в силу не-мифологического характера этой религии в исламе не получил развития сакральный и религиозный театр того типа, что существовал в древней Греции, Индии или даже в средневековой Европе. Тем не менее, элементы страсти и драмы в определенной степени все же вошли в исламскую перспективу и стали частью исламской духовности - в шиизме возникло искусство религиозного театра, та'зия, достигшее большой изысканности в Персии времен Сефевидов и Каджаров  и в Индии эпохи Ве‌ликих Моголов и позднее16.

Возникновение этой формы искусства, хоть и не занимающей централь‌ное место в исламе, и вообще не относящейся к священному искусству, ибо, строго говоря, этот театр представляет собой религиозное искусство17, тем не менее, свидетельствует о связи исламской духовности не только с вели‌кими формами искусства, такими как каллиграфия или архитектура, но и с более специфическими и ограниченными его проявлениями; шиитская мис‌терия или та'зия непосредственно выражает чувство трагического, присущее шиитам.

Конечно, исламская духовность связана с исламским искусством и через обрядовость как способ формирования умов и душ мусульман, в том числе художников и ремесленников. Ежедневные молитвы регулярно прерывают течение суток и систематически освобождают душу от пустых мечтаний. Бли‌зость к девственной природе, которая есть изначальная мечеть, лишь копи‌руемая мечетями исламских городов и деревень, настойчивые ссылки Кора‌на на эсхатологические реальности и на недолговечность мира, постоянное повторение коранических фраз, которые перестраивают душу мусульманина r мозаику духовных состояний, подчеркивание величия Бога, исключающее саму мысль о прометейском гуманизме любого типа, и множество других факторов, относящихся к особому гению ислама, сформировали и продол‌жают формировать ум и душу каждого мусульманина. В обучении и воспита‌нии человека как homo islamicus - одновременно раба Бога и Его наместни‌ка (абдалах и халифаталлах в терминологии ислама) исламская духовность повлияла па исламское искусство непосредственно через внушение опреде‌ленных позиций и исключение других возможностей в умах и душах созда‌телей этого искусства. Если человек, взращенный в традициях ислама, на‌ходит титанические скульптуры Микеланджело давящими, а церкви в стиле рококо удушливыми, то причина - в смирении перед Богом, воспитанном в нем исламской духовностью, и ужас перед человеческим самовозвеличением за счет Божественного присутствия. Дело не в том, что мусульманин не спо‌собен создавать титаническое или прометейское искусство - современность изобилует примерами обратного, но мусульманин не может сделать это, пока в его душе силен отпечаток исламской духовности.

Только исходящее от Единого может вести обратно к Единому. Если дев‌ственная природа служит опорой для напоминания или воскрешения в па‌мяти (зикр), то это потому, что ее сотворил Божественный Мастер - одно из Имен Бога: аль-Сани', в буквальном переводе Божественный Мастер или Творец. Точно так же, если исламское искусство может служить подмогой для напоминания о Едином, то причина в том, что хоть оно и создано чело‌веком, но изначально исходит из надличностного вдохновения и из хикма, мудрости, идущей, в конечном счете, от Пего. Если духовно одаренный му‌сульманин может приходить в экстаз от арабской или персидской поэмы, от песнопения или от созерцания арабской каллиграфии, то это тоже следствие внутренней связи между этими формами искусства и исламской духовно‌стью. Исламское искусство не могло бы оказывать такую мощную поддержку исканиям души, не будь у него внутренней связи с исламской духовностью.

Если соотнесенности исламского искусства с исламской духовностью тре‌буется некое доказательство извне, то им может служить роль исламского искусства, когда оно помогает человеку входить в «хал» или духовный трапе, который сам по себе есть Небесная благодать, равно как и отношение к этому искусству людей, близких к сердцу исламской духовности. Одной этой связи достаточно, чтобы свести на нет аргументацию тех, кто рассматривает ис‌ламское искусство как продукт внешних исторических факторов, не связан‌ных с принципами и духовными источниками исламского откровения.

Наконец, говоря о связи исламской духовности и искусства, необходи‌мо затронуть вопрос о патронате этого искусства, ибо западные читатели сплошь и рядом воспринимают понятие духовности в контексте дихотомии между священным секулярным, характерной для западной цивилизации.

Иные могут спросить - если существует подобная связь между исламской духовностью и исламским искусством, почему некоторые формы искусства никогда не пользовались поддержкой религиозных властей или «мечети», а только покровительством двора, правящих классов или купечества, обычно отождествляемых в европейской истории со светской властью. Отвечая на этот вопрос, можно сказать, что такого рода дихотомия между религиозным и светским просто не существует в исламе. Так называемые светские власти или их элементы в традиционном исламском обществе всегда обладали та‌кой же религиозной значимостью в рамках всеобъемлющего Божественного Закона, что и специфически религиозные элементы. Во-вторых, в вопросе патроната, использования и функции искусства обнаруживается более тон‌кая связь, которая зиждется на взаимной дополнительности того, что для краткости можно называть мечетью и дворцом.

Происхождение определенных форм искусства можно отнести к мече‌ти - в широком смысле -как центру религиозной деятельности, напри‌мер, кораническая псалмодия, сакральная архитектура и каллиграфия, в осо‌бенности куфическая, представляющая самый архаический, формальный и религиозно значимый каллиграфический стиль. Есть и другие формы искусства - музыка, поэзия, миниатюра, которые всегда находились под преимущественным патронатом дворца, хотя распространялись во всем об‌ществе. Более того, парадоксальным образом первый тип искусства представ‌ляет более «мужское» начало, а второй ”” более «женское». Что касается кал‌лиграфии, которая тоже пользовалась покровительством дворца и правящей аристократии, более мягкие и женственные стили ассоциируются скорее с придворным искусством, а более мужественные и геральдические - с ме‌четью, исключая те случаи, когда сам дворец патронировал строительство мечетей и других религиозных институтов18.

Есть, однако, и третий элемент, который необходимо принять во вни‌мание, ибо только он проливает свет на духовное качество придворного искусства - суфизм. Притом, что суфии были естественным образом свя‌заны с мечетью в своей защите шариата - многие из них входили в число 'улама', они были глубоко вовлечены и в политическую власть. Их влияние строилось не на подчинении мирской власти и ее роскошной жизни и не на сложении панегириков власть имущим – они выступали духовными настав‌никами тех, у кого была власть, и служили им примером. Хотя некоторые суфийские ордена чуждались светской власти, другие разрешали членам ор‌дена занимать даже самые высокие государственные должности19. В любом случае, суфии оказывали большое влияние на те формы искусства, которые находились под покровительством двора. Чтобы убедиться в этом, доста‌точно исследовать религиозные связи многих художников-миниатюристов и музыкантов времен сефевидских, оттоманских и могольских династий. «Женственные» искусства, патронируемые дворами, по природе обраще‌ны к внутренней жизни человека и обладают весьма высокими духовными качествами. Эти искусства отличаются очевидными духовными особенностя‌ми, которые могли появиться в них только под прямым влиянием исламского эзотеризма. благодаря своей внутренней взаимодополнительности и мечеть, и дворец вносили вклад в создание форм исламского искусства, которые по природе дополняют1 одна другую, подчас же сочетаются в некоторых творе‌ниях, например, в дворцовых мечетях, иные из которых входят в чисто ше‌девров исламского искусства.

Чем глубже проникновение в смысл исламского искусства, тем яснее глубиннейшая связь его и исламской духовности. Созданное ли под покрови‌тельством мечети или дворца, ставшее достоянием богослова, правителя, торговца или простолюдина, традиционное исламское искусство рождено вдохновением, изначально исходящим из благодати Пророка, при помощи хикма, мудрости, содержащейся во внутреннем измерении Благородного Корана.

Полностью понять смысл исламского искусства - значит прийти к осознанию того, что оно есть один из аспектов исламского откровения, ни‌схождение Божественных Реальностей (хака'ик) па уровень материальной явленно, дабы нести человека на крылах освобождающей красоты к его изначальному пребыванию у предвечного Престола.

Хосейн Наср, доктор философских наук, преподаватель Университета Дж.Вашингтона,США.

islamfond.ru


Примечания:

10. Дна символа иеры в исламе: «Нет Бога, кроме Бога» и «Мухаммад Посланник Бога».

11. См. Т. Burckharclt, The Art of Islam (-Искусство ислама») в переводе P. Hobson, Лондон, 1976. стр. 39.

12. См. Т. Rurcklvardt, op. cit. стр. 199.

13. Слово «воображенный» не следует понимать в смысле иллюзорности, связанном в современном языке с термином (воображение-, хотя и само это слово можно переосмыслить так, чтобы в него входило более старое значение: «отличный от фантазии».

14. Доктрина подробно рассмотрена к работах Н.Corbin. Spiritual Body and Celestial Earth(«Духовное тело и небесная земля»), пер. N. Pearson, Принстон, 1977; Creative imagination intbeSufism oflbn Arabi («Творческое воображение в суфизме Ибн Араби»), пер. R, Manheim, Принстон, 1981; и En Islam iranien «Иранский ислам», в 4 томах, 1971-72; особенно том II, стр. 188, и том IV. стр, 115.

15. См. J. During, Music, Poetry and the Visual Arts in Persia («Музыка, поэзия и визуальные искусства Персии»), в World of Musk («Мир мушки'), том XIV, № 3, 1982, стр. 72-82, 72-86, а также его "The uynaginalDimention and Art of Iran" («"Воображенное" измерение и искусство Ирана»), World of Music («Мир музыки»), том XIX, № 3-4, 1977, стр. 24-34.

16. О та'зия- см. P. Chelkovsky, Ta'zieh: Ritual & Drctma in Iran («Тазия; ритуал и драма в Иране), Нью-Йорк, 1979.

17. В действительности, против этого всегда выступали более ортодоксальные шиитские улемы.

18. Мы. разумеется, не имеем в виду полную дихотомию. речь идет скорее о дополнительности, поскольку существует много исключений с обеих сторон.

19. Можно и не говорить о том, что суфизм создал собственное искусство, независимое как от дворца, так и от мечети, о чем свидетельствует суфийская поэзия, музыка и священный танец, Б то же время суфизм обеспечивал - как правило, через гильдии ремесленником, связанные с орденами, - и хикма, и Мухаммадову барака, которые делали возможными как придворное искусство (наряду с тем, которое поддерживали богатые купцы), так и искусство мечети. По сути, через гильдии суфизм оказал влияние на создание артефактов, использовавшихся всеми сословиями исламского общества.


Иранская архитектура после прихода исламской религии

Исламская архитектурa в Иране

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения