• Число посещений :
  • 993
  • 3/12/2011
  • Дата :

Последняя битва

ашура

Песок. Песок тёплый. Песок холодный. Песок ничего не помнит. Стоит пройти по нему, как он сразу же забудет тебя при первом же порыве ветра. Ты сотрешься из его памяти так же, как ветер стирает следы. Но одного не может забыть песок. Песок не может забыть крови. Кровь - она навсегда впитывается в песок. И даже если этот песок развеет по пустыне, красные песчинки будут напоминать… кровь… кровь… несправедливо пролитая кровь… Кербела… кровь… Хусейн ибни Али (а)… Его кровь на песке… До Судного Дня песок в Кербеле будет шептать людям: кровь, несправедливо пролитая кровь, кровь Имама Хусейна ибн Али (а), кровь внука Пророка (с)…

Пятьсот лет спустя. Местечко близ Кербелы. Потомок Имамов (а) оказался в такой же ситуации, как и его достопочтенный предок… один, перед враждебным войском…

- Он остался один, он не сможет сопротивляться! - ибн Зияд прохаживался перед войском, распаляя его перед последним боем. Он знал, что человек, который стоял один в отдалении от них, не сдастся. Но ибн Зияд не мог не попробовать. Своим людям он ничего такого, естественно, не говорил.

- Хули!

- Я тут, незачем так орать, - к ибн Зияду подошёл кряжистый, начинающий полнеть мужчина. Грязные, распущенные волосы падали ему на глаза, лезли в рот при разговоре, - что ты задумал, а?

- Сколько людей тебе надо, что бы убить его?

- Десять, - бросил, словно пролаял Хули

- Возьми девять и сам отправляйся с ними.

- Нет. Я не пойду к нему, - мотая головой, ответил Хули

- Ты трус и подлец, всегда был им, испугался всего лишь одного воина? - ибн Зияд ухмыляясь, указал пальцем на воина.

- Это Сейид Хусейн, сын Джафара ибн Мигдада, или ты забыл воинскую удаль рода Мухаммада? - последние слова Хули прошептал, чтобы воины, стоявшие поблизости, не расслышали его слов.

- Пусть так, отправь самых рослых, самых искусных воинов.

Десятка была выбрана. Это были самые сильные воины. Они были искусными мечниками. Они сразу показали, на что способны. Когда до Сейида Хусейна оставалось всего 50 шагов, они перешли на бег, хотели с марша зарубить его. Но какого было их изумление, когда они увидели не убегающего, сверкающего пятками, воина, а наоборот, он тоже бежал им навстречу. В низко опущенной руке Сейид держал ятаган.

- Не расходиться! - гаркнул командир. Он дико выругался, видя, что отряд распадается. Несколько человек, широким полукругом старались зайти Сейиду Хусейну за спину. Высочайший детина с всклоченной бородой и гигантским мечом был первым. Ещё несколько мгновений назад он летел прямо на Сейида, но, моргнув, увидел его справа. Он быстро-быстро засеменил ногами, чтобы остановиться, но Сейид Хусейн налетел на него, прежде чем он сумел остановиться. Меч, свой гигантский меч, детина поднять не успел. Он почувствовал удар ниже груди. Прошёл по инерции несколько шагов и упал на колени. С удивлением отнял руки от раны, непонимающе взглянул на окровавленные руки и принялся дико кричать. Тем временем слаженная двойка бойцов одновременно атаковала налетевший на них смазанный белый силуэт, они не совладали с инерцией, стукнулись друг об друга, ударились головами и потеряли ритм. Для того, чтобы восстановить ритм, им потребовалось всего лишь доля секунды. Но этого было достаточно для того, что бы Сейид Хусейн достал их своим ятаганом. Первый получил в шею и мешком рухнул на песок. Другой получил в висок, сила удара была настолько велика, что его перевернуло вверх ногами и отбросило на несколько шагов.

- Рамиз, сзади! - криком предупредил командир.

Рамиз обернулся, но очень медленно, так, словно его сковал страшный холод. Он получил в грудь, но не отступил, выдержал, и тут же получил серединой лезвия в шею.

Ещё двое ударили одновременно, ударили так, чтобы можно было парировать только один удар. Один их них ударил высоко сверху, другой размашисто снизу. Один из этих ударов можно было парировать, но другой должен был достать цель. Но Сейид Хусейн и не думал парировать. Он мягко закружился между бойцами, прошёл так близко, что один из них почувствовал прекрасный аромат, исходящий Сейида Хусейна. В следующий миг он почувствовал сильный удар по спине и колени его сами подогнулись. Второй поднял меч для того, чтобы защититься, но удар был силён, меч переломился. Удара, которым Сейид Хусейн его достал, он не видел.

Четверо оставшихся напали одновременно. Равнина наполнилась стонами железа. Какое-то мгновение казалось, что четвёрка начинает побеждать. Но это длилось какое-то мгновение, а потом четвёрка стала кричать. И умирать.

Первый вылетел из клубка, упал на песок, брызжа кровью. За ним вылетел второй, стараясь достать до спины, на которой зияла страшная рана. Остальные пятились под натиском ятагана.

Тем временем Хули послал ещё бойцов на помощь.

Собрался небольшой отряд. Сейид Хусейн вертелся и крутился, окружив себя звоном и свистом меча. Воины подскакивали, прыгали, делали выпады, кричали проклятья, богохульствовали, старались заколоть, изрубить и… безрезультатно. Сейид Хусейн непрерывно атаковал, навязывал темп, не давал им передышки. Бойцы ибн Зияда отступали. И умирали.

- Кто у нас лучший лучник, Хули? - голос ибн Зияда дрожал, - невозможно так быстро крутить мечом… Лучник… кто самый лучший лучник Х-х-хули?

Хули подозвал невысокого воина с большим луком. Указал Цель. Лучник подошёл к месту боя. Широко расставил ноги, поднял лук. Прицелился. И выстрелил.

Сейид Хусейн заметил лучника ещё до того, как тот прицелился. В момент выстрела Сейид широким кругом меча расчистил себе место для манёвра, мягко развернулся на полусогнутых ногах и… отбил стрелу ятаганом.

Оставшиеся пятеро заворожено проводили взглядом стрелу, которая угодила в песок в нескольких шагах от них. Двое распрощались с жизнью, так как слишком долго смотрели себе под ноги. Остальные трое вовремя опомнились и бросились на Сейида.

Стоял сплошной звон мечей. Ударили трое одновременно. Три меча целились в голову, в грудь и в живот. Сейид Хусейн парировал. Три звука слились в один. Сейид не сбивал ритма, навязывал такой бой, что противники и не думали об атаке, они дико, порой необдуманно защищались и пятились. Сейид Хусейн вынырнул из широкого разворота совсем рядом с одним из воинов, толкнул его плечом и хлестнул по груди ятаганом, усиливая удар разворотом бёдер. Используя инерцию удара, он развернулся, парировал удар в голову, пустил меч противника вниз по своему клинку и мощным ударом кулака в висок повалил противника на песок. Последний не стал дожидаться кончины и бросился бежать. По знаку Хули выступил лучник. Трус далеко не убежал…

- Не-е-е-т! Ещё людей! Ещё! - кричал ибн Зияд.

Но желающих пойти на такого воина сильно поубавилось, особенно после того, как он отбил стрелу, выпущенную с двадцати шагов лучшим лучником, какой только был в войске ибн Зияда.

- Ещё людей, Хули! Ещё!

Хули бегал за солдатами, нескольких поймал и пинками погнал в сторону боя. Но они побросали оружие, увидев, что Сейид Хусейн стоит один, окружённый многочисленными трупами их соратников.

- Господин, солдаты боятся, бегут, надо что-то делать! - Хули запыхался от беганья за своими подчинёнными. Волосы прилипли к его лицу, делая его похожим на обезьяну. Ибн Зияд стоял и смотрел на Сейид Хусейн. Подозвал командира лучников. Приказал окружить Сейида. По команде несколько сот лучников натянули тетивы своих луков.

…Песок помнит кровь. Помнит каждую каплю крови, которая пролилась в тот день. Песок будет говорить. Его будут спрашивать, а он будет говорить… У песка нет предубеждений, песок беспристрастен, песок будет говорить… Песок помнит внука Пророка (с), сына Али (а), потомка Имама Хусейна (а), который так же, как и светлый предок, отдал жизнь за высокие Идеалы… Песок помнит кровь…

Автор: Эмин Мухтароглу


Роль женщин в эпосе Ашуры

Школа, учащая всегда быть подле истины

Роль Имама Саджада (а) в событиях Ашуры

Кто на самом деле убил имама Хусейна (а)? (часть 5) 

Имамы критикуют «своих» Шиитов

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения