• Число посещений :
  • 1857
  • 13/9/2011
  • Дата :

3 типа женщин: традиционный, европейский, бессмысленный

Вы из какого типа?

женщина

Девушки, которые за недостатком экономических возможностей не смогли продолжить обучение, и те, кто упорно трудится в домах своих родителей или мужей, тоже достойны всяческих похвал. Такие девушки представляют собой женщин, привязанных к племени или ферме, где они помогают своему супругу, участвуя в производстве (ухаживая за животными или же работая в поле), принося пользу точно так же, как они выполняют домашнюю работу. Они пропалывают гряды, копают землю, убирают зерно, виноград и хлопок. Они поят скотину и доят ее. Затем они приготовляют масло, простоквашу или сыр для питания своей семьи или для продажи на рынке. Они взбивают хлопок и шерсть. Они прядут нити и ткани. Шьют одежду. В то же самое время они нянчат малышей, готовят пищу и убираются в доме. Очень часто они занимаются каким-либо женским ремеслом внутри дома.

Такая женщина в одном лице – жена, няня, мать, работник и артистка. Она растет настолько свободно, насколько деревья в саду.

Она отдает свою любовь с искренностью горлицы. Подобно равнинной лани она с любовью и материнской нежностью дает начало новой жизни. Она остается преданной этому щедрому дому, даже когда у нее не остается сил. Она добровольно отдает свою любовь своей семье. Да! У нее есть свобода отдавать, и у нее есть то, что можно отдать. Ее свобода не может быть отнята у нее так, чтобы она потеряла свободу перемещения. Если бы ей было разрешено сделать так, то она бы все равно так непоступила. И, наконец, ее руки погружаются в землю, чтобы выращивать урожай. 

Она играет с детьми в доме. В спальне супруга она помогает ему снять напряжение. Она делает самые прекрасные и яркие изделия для базара. Это женщина, которую мы прославляем. 

Наиболее странно, с другой стороны, выглядит женщина, которая должна быть названа «бессмысленной», женщина, котора является госпожой в доме.

«Бессмысленная» женщина не относится ни к традиционному типу, ни к европейскому.

Она не похожа на европейскую женщину, которая представляет собой участницу совместного домовладения вместе со своим партнером, когда муж и его супруга равны в правах, когда оба они работают вне дома, и когда оба несут равную ответственность внутри дома. Европейская девушка свободна также как юноша. Она может свободно расти среди всех явлений, представленных в социуме. Она приобретает жизненный опыт в различных столкновениях. Она видит все, что происходит. Ей приходится познавать все явления. Она наблюдает разврат и правильный путь. Она видит правильную и неверную дороги, плохое и хорошее, предательство и верность. Наконец, она видит все цвета, оттенки и архитектурные конструкции жизни и общества. Она видит все вещи, которые ее окружают. Она прочувствовала их все. Она получила то же образование, что и ее юноша-сверстник. Также как он она владеет специальностью. Она достигла социальной независимости. У нее есть свой источник дохода. Она делает сама свой выбор в отношении мужа или партнера. 

Но «бессмысленная» женщина сидит дома, и в этом нет ничего хорошего. Если бы у нее была необходимость, то она была бы горничной, поварихой, няней, а это реальные профессии, работа в которых подразумевает настоящую занятость. Она является женщиной, которая остается дома, чтобы заботиться о нем, но у нее есть другие люди, которые делают за нее эту работу. Не являясь крестьянкой, она не может работать и помогать мужу в поле. Будучи далекой от литературы, она не читает книг и не пишет их. У нее нет художественных талантов. Она избавлена от необходимости вскармливать ребенка, так как у нее есть для этого кормилица. Имея в наличии слугу, она не ходит за покупками для дома, так как у нее есть гувернантки, она не заботится о детях. У нее всегда есть приготовленная пища, а значит ей не надо готовить. А поскольку у нее установлен домофон, она даже не открывает дверь своего жилища! 

Что делает это живое существо? Ничего. Какую роль она играет в мире? Никакую. Может она женщина, сформированная в восточной или западной традиции, то есть старомодная или модернистская? Быть офисной служащей или работницей фабрики? Учительницей иили медработником? Женщиной искусства или науки, пера и книги? Домохозяйкой или воспитательницей детей? 

Она даже не может быть женщиной, образ которой представлен на страницах женских журналов.

В чем же в действительности состоит ее работа? Что это за личность? Она «госпожа дома». Старомодная леди из древних времен. В чем заключается ее деятельность? В потреблении и только в нем. Как она проводит свое время? По сути, она очень занята. Она занята ночью и днем. Она занята в тысячу раз больше, чем крестьянка. Так, например, что же она делает? Она сплетничает, спорит, увлекается различными привязанностями, украшениями, соперничает, гордится сама собой, погружается в ложную дружбу. Она жалуется, ворчит, строит глазки, фаршируя атмосферу кокетством и ложью. Эта «госпожа дома» всегда занята. В соответствии со своим типом общества, со своими социальными связями, она заполняет свою страшно бессмысленную жизнь. 

В общественной женской бане проходили еженедельные семинары, где собирались все важные дамы, которым нечего было делать, и не было причин страдать. Они собирались вместе, и каждая из них перечисляла наиболее значительные и главные события своей жизни на этой неделе, давая им правдивое или, наоборот, лживое объяснение. Они торговали друг перед другом своим тщеславием, они пересказывали друг другу свои истории одна за другой, их воображение летало, сладость их невежества была орудием, заменяющим отсутствие у них ума. Все неожиданно оказывались ознакомлены с их беспочвенными претензиями. 

Каждая из них имела свой сценарий. Каждая из них выслушивала потоки лжи и преувеличений других со вкусом, изумительной глубиной понимания и ложными чувствами. Каждая из них верила всему, что говорят другие вплоть до того момента, когда должны были выслушивать ее. Таким образом, остальные предоставляли ей возможность свободно высказаться, показав свои больные взгляды, отсутствие переживания, бессмысленность и безрезультатность. Ее бытие, ее внутренняя пустота и лишенная наполнения жизнь выплескивались наружу, чтобы показать ее финансовую состоятельность, ее текущую цену, ее фантазии и ее месть. 

Сейчас общественные бани закрыты для женщин этого класса. Современные веяния мешают этим женщинам собираться в таких общественных залах с сорока колоннами и сорока окнами, где они могли бы проводить один день в неделю. На смену им пришли женские клубы под различными наименованиями, бессмысленные женщины покидают свои дома и заполняют эти заведения для холодных женщин, хотя там отсутствуют пар и вода, которые были в прежних апартаментах. 

Если наши женщины сегодня сошли с ума и выглядят как иностранные куклы (а не как иностранные женщины), и если мы, посмотрев за границу, увидим там невинную экономическую эксплуатацию, то здесь, по нашу сторону границы, мы сами работаем бок о бок с ней.

Мы вынуждаем наших женщин бежать от нас. Мы зовем их «слабыми», «хромыми», «слугами своих мужей», «матерями своих детей» и даже «недостаточно воспитанными» и «козами».

Мы отделяем их от человечества. Мы думаем, что если у нее будет хороший почерк, то она будет писать письма любовнику. С таким типом мышления было бы логично сделать так, чтобы мы ослепили ее, дабы она никогда бы не увидела «запретную» личность. Идя этим путем, мистер Джилас, который чувствует слабость собственной личности, должен был бы не бояться неверности своей жены. Он мог бы быть в безопасности до конца своих дней. 

Достоинство и целомудрие женщины сохраняется при помощи стен и цепей. Она, как считается, не является человеческим существом, которое способно питать гражданиские чувства и приходить к познанию вещей. Мы представляем ее как дикое животное, неспособное к поддержанию порядка. Она никогда не будет приручена. Единственной вещью, которую можно делать, остается держать ее в клетке. Всякий раз, когда мы, покинув ее, оставим двери клетки открытыми, она будет становиться на путь лжи. Ее целомудрие подобно росе. Когда появляется солнце, оно проходит. Женщины помещены в тюрьму, которая не превратится ни в школу, ни в библиотеку, ни в социум. Подобно нечистому животному, подобно касте неприкасаемых в Индии, она не считается человеческим существом для социума. Часть людей (то есть женщины – прим. перев.), будучи полноценными человеческими существами, оказываются в положении социальных животных. Женщин держат в стороне от общества и не доверяют им функции самоконтроля. 

Пророк (да благославит его Аллах и приветствует) сказал: «Образование обязательно для мусульман, как для мужчин, так и для женщин». Но обычно ситуация складывается так: мужчины имеют право получать образование, а женщины (исключая тех, кто достаточно богат, чтобы нанимать частных репетиторов) лишены образования. Они не могут воспользоваться преимуществами этой важной традиции. 

Собрания, посвященные старым религиозным традициям, отныне не открыты для сегодняшней молодой женщины. Церемонии, направленные на достижение состояния благочестия, и сезонные оплакивания неинтересны для нее так же, как и специальные жертвоприношения животных, ни приготовления тушеного мяса на третий день после того, как кто-то отправился в путешествие. Предсвадебные приготовления в отсутствии жениха и вечеринки, где ищут супруга, не интересуют ее. 

Девушки ощущают одиночество и отсутствие цели по сравнению со своими матерями. Это одиночество сокрыто под покровом религиозности и традиции.

Эти два понятия давали их матерям ощущение правильного пути. Они давали им чувство ответственности. Они были заняты приходами и расходами, украшениями и ложными планами. Но для молодых женщин эти каналы полностью закрыты. 

Те условия, когда их матери имели возможность блеснуть своей красотой и макияжем, уже прошли. Молодые женщины не могут принимать участие в подобных мероприятиях из-за их несоответствия современным условиям. Если же они приходят на них, то ведут себя внешне непривлекательно, прохладно и странно. Становится ясно, что они ищут возможность поскорее уйти. 

Дочь такой женщины, принадлежащая к другому поколению и другой эпохе, живет в промежуточном состоянии между двумя мирами. Мир ее бабушки кажется ей средоточием глупости и структурных правил, созданных ущербными людьми путем наложения ограничений.

Стареющее поколение хочет сохранить свои собрания, круг общения, свои церемонии оплакивания в том виде, в котором они были в древние времена. В то же время для молодой женщины очень важны книги, переводы, романы и искусство. Она более или менее чувствует дух мировой культуры. Она вдохнула запах просвещения, науки и развития обучения. 

Проповеди, читающиеся для женщин во время религиозных собраний, то есть во время мероприятий, связанных с восхвалением и оплакиванием, обычно предназначены для неграмотных плакальщиц. Тотальное продолжение этого невыносимо для молодой женщины. Она хочет улететь прочь. Существует множество приглашений для нее на различные вечеринки. Это танцевальные вечеринки, ночные клубы и грязные бары, где на нее смотрят как на легкую добычу. Они тянут ее к себе. 

Но она хотела бы сохранить свои человеческие качества, связанные с этикой религии и верностью. Она видит, что ее мать, отец, дядя и другие члены ее семьи, не могут ей предложить ничего (во имя религии, этики, целомудрия, репутации и силы) кроме набора фраз:

«Нет, не ходи, не делай того-то, не пой, не смотри, не говори, не знай, не пиши, не желай, не понимай!».

Мы видим, что мать живет в удобной, но пустой глуши. У нее нет направления, ответственности, жизненной философии и смысла ее бытия. У нее есть деньги и никаких проблем, а также целей в жизни. От скуки она покидает дом, идя за покупками, а затем под вуалью она пытается наполнить свою пустую жизнь развлечениями, драгоценностями, макияжем и всевозможным украшательством. Она покупает дорогие весьма странные вещи, которые вызывают удивление у окружающих. 

Но ее дочь не удивлена этим. Она дышит другим воздухом. Она подобна кукле, которую с двух сторон схватили двое ничего не понимающих детей, и тянут каждый к себе. Результатом будет то, что она будет разорвана на части. Она становится подавленной и сокрушенной. 

Сейчас ее сердце испытывает романтические мысли, притяжение свободы и любви, нашептывания пустившей ростки сексуальности, расцвет интеллектуальной деятельности и притягательные образы нового мира по ту сторону от ее стен. Периодически она смотрит в глазок или заглядывает в окно как воришка. 

Ее тело находится под влиянием требований ее матери и советов отца. Она подобна мотыльку, попавшему в паутину из всевозможных «нет».

Она остается в заключении, она чувствует, что все ее преступление заключается лишь в том, что она является юной девушкой.

Она незаконное, опасное существо, которое должно быть спрятано в углу дома до тех пор, пока не явится официально разрешенный похититель и не заберет ее как самку в свой гарем. И теперь все ее бытие будет заключено между кухней и кроватью. Теперь лишь желудок мужчины и то, что находится под ним, будут придавать ее жизни смысл! Мужчина не допускает ее ни к религиозным собраниям, ни к развитию религиозных чувств. И даже религия отделена от системы мышления. Разговоры, песнопения, траурные церемонии и застольные посиделки, направленные на достижение благочестивого состояния, – это религия для женщин, в то время как научные и прочие центры, школы, библиотеки, лекции, уроки и дискуссии образуют религию для мужчин. 

Автор: Али Шариати

Из книги: Фатима есть Фатима


Вред безбрачия

Игрушки в руках донжуанов

Это надо живым...

Женщины и исламское пробуждение на Ближнем Востоке

Образ женщины в иудаизме и христианстве

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения