• Число посещений :
  • 16391
  • 10/9/2011
  • Дата :

Ирак–Иран: последняя "классическая" война ХХ века

иран-ирак

Определяющим во взаимоотношениях Ирана и Ирака являются издавна существующие территориальные притязания (еще средневековая Персидская империя претендовала на Ирак, входивший в состав другой крупнейшей державы Востока – Османской), пограничные споры (в частности, о реке Шатт-эль-Араб) и постоянная борьба и соперничество за лидерство в регионе Персидского залива. Время практически мало влияло на этот, по сути дела, враждебный характер двусторонних отношений.

В 1979 году с приходом к власти в Иране шиитского духовенства во главе с имамом Рухолла аль Мусави Хомейни ирано-иракские отношения обострились. Президент Ирака Саддам Хусейн стал обвинять Иран в проведении антииракской политики, невыполнении условий договора 1975 года, «удержании ранее захваченных территорий» (площадью 324 кв. км), намерении экспортировать «исламскую революцию» в соседние мусульманские страны и т.д.

Необходимо отметить, что после исламской революции в Иране, покончившей с проамериканским монархическим режимом, США, потерявшие опору в Иране и даже собственное посольство в Тегеране, сделали ставку на Ирак, восстановили ранее прерванные дипломатические отношения и приложили значительные усилия для его вооружения.

США стали рассматривать Ирак в качестве базы для своего проникновения в регион Персидского залива.

Опасаясь возрастающей активности Ирана, а также усиления позиции СССР в регионе после ввода его войск на территорию Афганистана, Соединенные Штаты уже весной 1980 года приняли решение о провоцировании прямого ирано-иракского вооруженного конфликта. США рассчитывали, что война между двумя странами, тем более длительная, позволит ослабить вооруженные силы Ирана, лишит ИРИ «потенциала экспансии» и тяги к «экспорту революции», одновременно отвлечет внимание Ирака от противоборства с Израилем и создаст предпосылки для непосредственного американского вмешательства во внутренние дела государств Персидского залива.

Преследуя цели укрепить свое влияние в Персидском заливе, стать лидером арабского мира и захватить юго-западные территории Ирана (провинция Хузистан) с богатейшими месторождениями нефти, подстрекаемый США Саддам Хусейн денонсировал двусторонний Договор о границе по реке Шатт-эль-Араб (от 1975 года) и 22 сентября 1980 года начал войну против Ирана. При этом Хусейн учитывал послереволюционную дезорганизацию в Иране, развал мощных при шахе иранских вооруженных сил, охватившее весь Иран национально-освободительное движение нацменьшинств, тяжелое положение иранской экономики и военное превосходство Ирака.

Развязыванию войны способствовала также несовместимость господствующей в Ираке идеологии арабского социалистического возрождения и исламского фундаментализма в Иране, а также личная взаимная неприязнь между суннитом Хусейном и шиитом Хомейни.

Запад ожидал этой войны. Об этом свидетельствует тот факт, что накануне конфликта Западная Европа создала у себя значительный нефтяной запас и, распространяя дезинформацию, стремилась подвести к нему обе страны.

Вооруженное противоборство Ирана и Ирака может быть разделено на четыре периода:

Первый – с 22 сентября по конец ноября 1980 года – связан с широкомасштабными наступательными действиями Ирака и упорной обороной иранских войск.

Второй период – с декабря 1980 года по 6 сентября 1981 года – характерен стабилизацией линии фронта и переходом сторон к позиционной войне.

Третий – с 7 сентября 1981 года по август 1982 года, отличавшийся наступлением войск Ирана, освобождением ими своей территории и переносом военных действий на территорию Ирака.

И, наконец, четвертый период, длившийся с сентября 1982 года по август 1988 года. Его основным содержанием стало ведение Ираном и Ираком войны на истощение военного и экономического потенциалов противника и прекращение вооруженной борьбы ввиду невозможности решения конфликта насильственными средствами.

Ирак начал войну с Ираном, имея преимущество: по общевойсковым дивизиям, личному составу и танкам – в два раза, по орудиям полевой артиллерии и минометам – в 2,4 раза.

Внутриполитическая обстановка в Иране была крайне сложной, но основной причиной неудач Тегерана в начальный период войны стала нехватка боеприпасов, оружия и военной техники, особенно запасных частей.

13 октября 1980 года духовный лидер ИРИ имам Хомейни учредил Высший совет обороны Ирана. Вооруженные силы консолидировались вокруг правящего режима, в стране были отмечены подъем национально-патриотических чувств всего народа и усиление религиозного фанатизма.

Иран с первых же дней войны стал применять тактику «человеческих волн добровольцев».

Правящее духовенство и армейское руководство широко использовали в боевых действиях фанатично настроенных солдат и массы народных ополченцев («басидж»), включая детей, бросая их в атаки на иракцев через минные поля. Не имея достаточной поддержки артиллерии и бронированных средств, они были обречены на гибель. Но иранское руководство в этот период не особенно считалось с потерями. Тем не менее религиозный фанатизм, необычайно сильный среди шиитов вследствие идей жертвенности и культа мученичества, характерных для этого толка ислама, весьма способствовал стойкости иранских сил и поддерживал в стране настроения в пользу продолжения войны против «врагов ислама», «еретиков», «отступников», «агентов американского сатаны» (так называла иранская пропаганда иракских баасистов). Все это позволило иранским войскам за счет перевеса в живой силе и противотанковых средствах постепенно остановить иракцев, перехватить у них стратегическую инициативу и к середине 1982 года перенести военные действия на территорию Ирака.

Уже в марте 1982 года последовало предложение Саддама Хусейна Тегерану о начале мирных переговоров.

Он предложил заключить соглашение о прекращении огня, выводе своих войск с территории Ирана и возмещении ущерба, нанесенного войной. Вместе с этим он поставил для Ирана три условия: отказ от требования создания трибунала для определения агрессора, несущего ответственность за начало войны, прекращение военной помощи Сирии, призванной изолировать Ирак, и возвращение Ираку района к северу от Касре-Ширин. Иран не согласился с этими условиями.

При этом имам Хомейни, ссылаясь на Коран, заявил: «Аллах призывает к наказанию агрессора».

В последующем Саддам Хусейн еще несколько раз предлагал начать мирные переговоры (за время войны их было не менее пяти), но эти предложения решительно отклонялись под лозунгом ведения войны «до победного конца».

Выдвигаемые Ираном с начала 1984 года условия для мирных переговоров – смещение президента Ирака и создание в стране Исламской Республики – не устраивали иракскую сторону. В этой ситуации продолжение войны стало важным элементом жизнеспособности ИРИ. С учетом того, что в войне уже пролито много крови (погибло несколько сот тысяч человек), решение о прекращении военных действий было бы негативно встречено населением страны. Такое решение было неприемлемо и для руководства ИРИ, так как оно означало бы согласие с существованием исламского агрессивного правительства в Ираке. А это вступало в противоречие с доктриной «экспорта исламской революции», провозглашенной имамом Хомейни в качестве священного долга. Имам неоднократно заявлял, что война ведется не только с целью защиты национальной территории Ирана, но и главным образом для того, чтобы распространить возрожденный ислам в мире. Отстаивая свой курс на продолжение войны, имам Хомейни в начале 1985 года отметил:

«Если – да не допустит этого Аллах – Соединенные Штаты выиграют эту войну, исламу будет нанесен такой удар, что он долго не сможет поднять голову».

Показателем боевого духа солдат и офицеров иранской армии и «басидж» (народного ополчения) могут служить следующие показатели: на начало 1984 года в иракском плену находилось всего 7300 иранцев, тогда как число иракских военнопленных составляло более 50 тыс. человек. И это при количественном превосходстве Ирака в военной технике: танках, самолетах и артиллерийских орудиях.

В 1984 году (середина войны) общая оценка мировых экспертов в отношении ирано-иракской войны сводилась к следующему:

– война «стабилизировалась», вошла в устоявшуюся колею, трудно представить себе возможность тотальной победы и полного разгрома одной из сторон;

– ни одна из воюющих стран не в состоянии добиться целей, поставленных в начале военных действий. Особенно это относится к Ираку, руководство которого давно убедилось в нереальности осуществления первоначально поставленных им задач. Ирак согласен на ничейный исход конфликта. Стороной, затягивающей войну, является Иран;

– оба воюющих государства проявили исключительную жизнеспособность, смогли изыскать ресурсы для ведения длительной и дорогостоящей войны, приспособили свою экономику к военным условиям. Морально-политическое состояние населения как в Иране, так и в Ираке пока что позволяет обоим правительствам продолжать войну, не беспокоясь по поводу возможности подъема антивоенного движения. Пропаганда сделала свое дело: каждый из воюющих народов считает отражение «вражеской агрессии» насущной и необходимой задачей. Населению в обеих странах удалось внушить, что вся дальнейшая судьба нации поставлена на карту и война до победы является кровным долгом, делом чести;

– несмотря на ухудшение экономического и финансового положения, обеим странам пока что удалось избежать катастрофы, обеспечивать армию оружием, а население – продовольствием;

– вопреки многим прогнозам, ни одна из третьих стран не была втянута в войну непосредственно. «Большого пожара» в зоне Персидского залива не произошло.

Во время войны стороны применяли тактику так называемых «танкерной войны» и «войны городов».

«Танкерная война» велась в целях нанесения экономического ущерба противнику (сокращение его валютных поступлений) путем бомбовых и ракетных ударов по танкерам. Иракцы наносили удары по танкерам, перевозящим иранскую нефть, а иранцы – по танкерам Ирака и других стран Персидского залива, поддерживающих Ирак. Иракцы в тех же целях осуществляли блокаду острова Харг (основной нефтеналивной терминал Ирана). «Танкерная война» носила ограниченный характер в связи с позицией руководства стран как потребителей нефти, так и ее поставщиков, чутко реагирующих на перебои в поставках нефти и скачки цен на нее.

«Война городов» – это ракетные обстрелы и бомбовые удары по городским объектам с целью воздействовать прежде всего на моральный дух гражданского населения.

Эта война, начавшаяся весной 1985 года, наносила больше ущерба Ирану, чем Ираку, ввиду технического превосходства последнего.

Война отличалась особой жестокостью. Ирак при поддержке и пособничестве США несколько раз применял против иранских войск боевые отравляющие вещества (БОВ). Первое крупномасштабное применение Ираком БОВ отмечено в феврале 1984 года при отражении крупного наступления иранской пехоты на Басру в ходе операции «Рассвет-5». Тогда погибло более 40 тыс. иранцев. Серьезнейшие отравления получили вдвое большее число людей. Наступление провалилось. Второй, еще более масштабный случай применения БОВ произошел в ходе операции «Рассвет-9», когда 24 февраля 1986 года более 100 тыс. военнослужащих Ирана наступали в Северном Ираке в районе Киркук. Атакующие иранские войска потеряли более половины своей численности. Операция сорвалась.

Всего в ходе войны было отмечено 14 случаев применения Ираком БОВ. Отметим некоторые характерные особенности, присущие сторонам конфликта.

Расчеты Саддама Хусейна на послереволюционную дезорганизацию управления Ирана оправдались не полностью. Правящее духовенство ИРИ, используя революционный энтузиазм населения, смогло в относительно короткий срок восстановить боеспособность своих воинских частей и соединений. Руководству Ирана удалось мобилизовать и настроить страну и армию на долговременную войну.

Иранские сухопутные силы превосходили иракские, но им явно не хватало военной техники, особенно тяжелой. Личный состав ВС и народное ополчение «басидж» проявляли исключительно высокий боевой дух. Им были свойственны религиозный фанатизм и жертвенность, даже детская. Имевшиеся в Иране современная авиация, танки и другая военная техника, доставшиеся от шаха, и хорошо подготовленный личный состав использовались недостаточно из-за нехватки запчастей и отказа западных стран-поставщиков (Соединенные Штаты, Великобритания, Франция и др.) их поставлять.

Ирак располагал весьма сильной авиацией и, главное, химическим оружием, способным остановить решающее иранское наступление.

Западные страны практически бесперебойно поставляли Ираку военную технику. А страны Персидского залива (Саудовская Аравия, Кувейт и др.), поддерживавшие Ирак, оказывали ему экономическую помощь в размере более 1 млрд. долл. ежемесячно, что, естественно, повышало иракский потенциал ведения дорогостоящей войны.

Во время восьмилетней войны Ираку оказывали серьезную помощь западные страны и страны Персидского залива в расчете на то, что его руками будет подавлена исламская революция в Иране. Иран в войне поддерживала только Сирия.

Запад проводил, по сути, курс на предотвращение тотальной победы одной из сторон. Военный перевес Ирана, обозначившийся в 1982 году, побудил выше перечисленные страны перейти к еще более энергичной помощи Ираку, оказавшемуся под угрозой поражения. Заместитель государственного секретаря США Р.Мерфи заявил в Конгрессе в июне 1984 года:

«Победа одной из сторон невозможна в военном отношении, равно как и нежелательна в стратегическом отношении». В результате ни одна из сторон не достигла победы. Да иного и нельзя было ожидать в связи с тем, что крупнейшие мировые поставщики вооружения, взвинтив цены на него, постоянно «выравнивали» силы противников. Поставки вооружения воюющим странам – фактор, усиливающий заинтересованность капиталистических государств в затягивании ирано-иракской войны. Мировые СМИ прямо отмечали, что «западные страны не заинтересованы в окончании войны по той простой причине, что она отвечает интересам их военной промышленности».

Отношение Советского Союза к ирано-иракской войне на первый взгляд представляется неоднозначным. С одной стороны, СССР осуждал войну и неоднократно призывал воюющие стороны прекратить боевые действия, что, в частности, соответствовало интересам мирового национально-освободительного движения. С другой стороны, СССР в ходе войны поставлял обеим воюющим странам в сопоставимых объемах свое вооружение и военную технику, которые испытывались в боевых условиях. Причем объемы этих поставок были весьма значительны. Так, только Ираку СССР поставлял в 80-е годы различные ВВТ на сумму более 1 млрд. долл. ежегодно.

В связи с этим некоторые иранские эксперты считали, что Советский Союз помогал Саддаму Хусейну вместе с США воевать против ИРИ.

Резон для этого у экспертов был, но он не соответствовал истине. Ведь поставки советских ВВТ осуществлялись в обе страны. Суть, видимо, заключалась в платежах за поставленные ВВТ. Иран расплачивался собственными средствами, а Ирак – за счет финансовой помощи, оказываемой ему союзниками. Тем не менее указанное мнение экспертов нашло определенное отражение в межгосударственных ирано-советских отношениях в 80-е годы, когда внешняя политика ИРИ характеризовалась непоследовательностью и противоречивостью, в частности, в отношении СССР. В целом с учетом реальных условий, и в первую очередь роли США в этой войне, позиция СССР отвечала политическим, экономическим и военным интересам нашего государства.

Ирано-иракская война завершилась 20 августа 1988 года признанием воюющими сторонами резолюции Совета Безопасности ООН № 598 от 20 июля 1987 года о прекращении боевых действий.

Имам Хомейни согласился с этой резолюцией СБ ООН из-за невозможности достижения победы в войне, истощения ресурсов и серьезного ухудшения экономического положения в стране в связи с начавшимся в 1986 году резким падением цен на нефть. На последовавших переговорах в Женеве стороны не достигли соглашения по условиям мира. Мирный договор между Ираном и Ираком не был подписан.

Главная причина неподписания договора заключалась в отказе Ирака признать себя агрессором.

Прекратив боевые действия, Иран и Ирак долгое время не поддерживали межгосударственные отношения. Однако, когда началось американо-иракское противостояние, связанное с американскими обвинениями Ирака в стремлении обладать ОМП, и особенно после заявления президента США Джорджа Буша (январь 2002 года) о причислении Ирана и Ирака к «оси зла», Тегеран и Багдад, оказавшись по одну сторону баррикад, руководствуясь здравым смыслом и исламской солидарностью, приняли меры для сближения перед лицом теперь уже общей для сторон американской угрозы.

Восьмилетняя ирано-иракская война стала самой продолжительной, кровопролитной и разрушительной войной второй половины ХХ века.

Общие потери сторон составили около 1,5 млн. человек. По данным российских экспертов, Иран потерял убитыми 300 тыс. человек, ранеными – около 700 тыс. человек, в том числе погибли не менее 10 тыс. мирных жителей. В плену к моменту окончания военных действий находились около 40 тыс. иранцев. Материальный ущерб страны, по иранским оценкам, составил 1000 млрд. долл. (западные эксперты называют цифру 700–800 млрд. долл.). Потери Ирака составили: 120 тыс. убитыми и 300 тыс. ранеными. Более 70 тыс. иракцев оказались в плену. Материальный ущерб Ирака превысил 193 млрд. долл.

В ходе войны были разрушены важные хозяйственные объекты: нефтепромыслы, нефтеперерабатывающие заводы, трубопроводы, портовые сооружения, промышленные и жилые здания, резервуары-хранилища и другая инфраструктура. Война принесла колоссальные бедствия и страдания миллионам людей, предельно истощила ресурсы обеих стран.

Война привела стороны, особенно Иран, к глубокому экономическому кризису, что нашло проявление в резком снижении уровня производства промышленной и сельскохозяйственной продукции, введении карточной системы, нехватке основных видов продовольствия. Заметно сократился экспорт, резко возрос импорт иностранных товаров.

Касаясь вопроса определения виновника развязывания ирано-иракской войны, следует отметить следующее. Иран с самого первого дня войны заявлял о том, что развязал агрессию Ирак. В 1991 году Генеральный секретарь ООН Хавьер Перес де Куэльяр в своем докладе СБ ООН, имея в виду пункт 6 Резолюции СБ ООН № 598 от 20 июля 1987 года, признал багдадский режим виновным в развязывании войны против Ирана. Он заявил, что 22 сентября 1980 года Ирак совершил агрессию против ИРИ. Он подчеркнул, что на основании Устава ООН, международных норм и принципов, а также морально-этических соображений невозможно оправдать агрессию Ирака и что агрессор должен быть привлечен к ответственности.

Относительно поручения СБ ООН «определить и объявить сторону, ответственную за начало ирано-иракской войны», Перес де Куэльяр пообещал сделать это до конца срока на посту Генерального секретаря ООН. В последние месяцы своей работы в ООН он предложил Ирану и Ираку представить полные доклады с изложением условий и деталей начала войны. Получив эти доклады и результаты независимой экспертизы, он назвал неубедительными приведенные Ираком причины начала войны и подчеркнул:

«Совершенно ясно, что объяснения Ирака неприемлемы и недостаточны для мирового сообщества».

Позиция и заявления Генерального секретаря ООН означала для мирового общественного мнения, что агрессором в войне выступил именно Ирак. В условиях, когда во время войны большинство стран поддерживали Багдад, объявление Ирака агрессором стало большой политической победой ИРИ.

Однако в связи с завершением работы Переса де Куэльяра в качестве Генерального секретаря ООН, позицией и ролью США в ирано-иракской войне, двойными стандартами, существующими в ООН, Резолюция СБ ООН № 598 не была выполнена в полном объеме. Некоторые важные пункты этого документа, касающиеся, в частности, разработки мер безопасности в регионе, а также выполнения обязательств, которые согласно международной практике и международному праву должна принимать на себя сторона, виновная в агрессии, остались невыполненными, несмотря на обращения Ирана в ООН способствовать их выполнению.

Источник: nvo.ng.ru


Американская помощь Ираку в ирано-иракской войне

Последние сражения войны

Вторжение в Ирак

Хейхат менназеллат

Воспоминания священной обороны

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения