• Число посещений :
  • 3720
  • 14/3/2012
  • Дата :

Действительно ли немусульмане Ирана – «угнетенное меньшинство»?

действительно ли немусульмане ирана – «угнетенное меньшинство»?

Иран в последнее время привлекает к себе внимание критиков и недоброжелателей, прежде всего, в связи со своей ядерной программой.

«Плохим парнем» республика стала для Запада с самого своего зарождения – после победы Исламской революции в 1979 году. «Режим аятолл» сразу же был записан в реакционные, террористические и подавляющие все возможные свободы собственного населения политические системы. Особенно пристальное внимание привлекало положение на территории Исламской Республики представителей немусульманских религий и конфессий. 

Прежде всего, руководству ИРИ пеняют на «религиозные гонения» в отношении протестантов и бахаитов. За последнее время правозащитниками зафиксировано множество подобных случаев. Однако была ли их причиной религия в чистом виде?

В иранской конституции целый ряд статей (13, 14, 15, 26 и 64) посвящен защите прав представителей религиозных меньшинств, которых насчитывается в стране более миллиона человек.

Интересно, что формально не запрещен даже часто приводимый критиками в пример выход из ислама – согласно статье 23 Конституции, никто не может быть привлечен к ответственности за религиозные убеждения. Нет подобного закона и в Уголовном Кодексе. Однако, например, такая организация, как Amnesty International в 2008 году сообщала об аресте сразу нескольких обратившихся из ислама христиан. Назывались и имена «узников совести» - Моджтаба Хоссейни, Махмуд Матин-Азад и др. Позже широкий резонанс вызвал судебный процесс над протестантским пастором Юсуфом Надерхани, попавшим в заключение в 2009 году, а в 2011-м приговоренным к смертной казни. Впрочем, позже приговор районного суда был отменен вышестоящим органом. 

Посол Исламской Республики Иран в России господин Реза Саджади, комментируя ситуацию с «гонениями» на представителей протестантских конфессий отметил, что, как правило, их уголовное преследование имеет своей причиной подрывную деятельность в отношении политического режима страны. Тот же пастор Надерхани, по словам иранского представителя в Москве, подстрекал прихожан на свержение правительства, за что и попал под стражу. Это произошло, когда ему было 32 года. Христианство Юсуф Надерхани принял в 19 лет. Таким образом, аргумент о политической, а не религиозной причине уголовного дела в отношении его выглядит обоснованным. Иранские официальные лица часто подчеркивают, что миссия протестантов, как и представителей других конфессий, в стране не запрещена, однако следует отделять чисто религиозные моменты от политической агитации. Впрочем, часто проповедники встречают неприятие мусульманского населения и на бытовом уровне – стоит напомнить, что в Иране 98% населения исповедует ислам и переходить в другую религию не желают. 

Примечательно, что громкие уголовные дела в Иране имеют место именно в отношении протестантов, практически не затрагивая представителей других христианских конфессий – и это, несмотря на то, что их всего лишь не более 10 тысяч из около 200 тысяч иранских христиан. Протестантские церкви, имеющие миссии в Иране, управляются из-за рубежа. В частности, такие организации, как «Международное Антиохийское служение» «Служение Персии» и «Иранская христианская евангелическая церковь» базируются в Калифорнии. Из-за рубежа же поставляется соответствующая литература. Более того, на Иран вещает протестантский телеканал – «Иранское христианское телевидение». Учитывая напряженные отношения ИРИ с теми же США, а также связь протестантских организаций с западными спецслужбами, неудивителен «интерес» правоохранительных органов Ирана к деятельности миссий. 

Руководство за рубежом имеет и другая считающаяся гонимой в Исламской Республике религиозная община – бахаи. В израильском городе Хайфа располагается всемирный административный и духовный центр представителей данной религии. Там же находятся знаменитые «сады бахаи». Это новое вероучение зародилось совсем недавно – в 19 веке, и в Иране рассматривается не как религия, а как своеобразная политическая партия, образованная в годы господства на Ближнем Востоке колониальных империй по указу последних. Настоящими «создателями» бахаизма считаются англичане. Этим можно объяснить имевший место прессинг со стороны официальных властей в отношении бахаитов – особенно в первые годы после Исламской революции. Примечательно, что, вместе с тем, представители этой общины являются самым крупным религиозным меньшинством Ирана. 

Что касается других религиозных верований и конфессий – их положение в ИРИ никак не может считаться тяжелым.

Помимо протестантских, в стране не один век существует целый ряд христианских церквей – ассирийская, армяно-григорианская, православная и католическая. Один представитель из первой и два – из второй в данном ряду избираются в парламент Ирана – маджлис, где представляет интересы своей религиозной общины. Христианство в Персии имеет давнюю историю – именно там спасались первые христиане от гонений римских императоров, а в период господства данной религии в Риме, в Иран бежали уже несогласные с линией официальной церкви. В основном это были несториане. Представители данной конфессии в доисламском Сасанидском государстве, даже, несмотря на периодические гонения, стали настолько влиятельными, что имели шансы перехватить религиозное первенство у господствовавших «на официальном уровне» зороастрийцев. Такое предположение, в частности, высказывал выдающийся исследователь и политик шахид Мортаза Моттахари в своей работе «Взаимное служение Ирана и ислама». Несторианами становились даже высшие государственные чиновники. 

Впоследствии на землях иранских шахов развивалась армянская григорианская церковь. Интересно, что положение ее представителей несколько улучшилось именно в последние годы – после образования независимой Армении, с которой у Тегерана сложились дружеские отношения. 

Остались на территории Ирана и адепты господствовавшей ранее зороастрийской религии. Таковых насчитывается примерно 45 тысяч человек. Некоторые из них оказали значительное влияние на ключевые для страны политические события прошлого века. В частности, один из лидеров зороастрийской общины Джамшид Бахман Джамшидиан не только участвовал в подготовке революции 1905 года, но и вошел в состав первого иранского парламента. Именно в начале 20 века началось своеобразное «второе рождение» зороастризма на территории Ирана – переводились священные тексты, печаталась вероучительная и методическая литература. Эта вера стала ассоциироваться с иранской нацией, имперскими традициями и устремлениями. Именно на зороастризм ориентировались многие националистические деятели Ирана начала-середины прошлого столетия. На данный момент «огнепоклонники» (еще одно название зороастрийцев) проживают в Тегеране, где, благодаря миграциям 20 в., сформировалась самая крупная община, а также в Йезде и Кермане. Зороастрийцы, хотя и не делегируют депутата в маджлис, имеют равные с другими религиозными общинами права. 

Еще одной религией, представленной на конфессиональной карте ИРИ, является иудаизм. История связей персов и евреев началась со времен царя Кира Великого и освобождения им израильтян из вавилонского плена. Впоследствии, уже в исламские времена, евреи, наряду с армянами, играли важную роль в торговых операциях Персидского государства. Несмотря на тяжелые и даже враждебные отношения современного Тегерана с Израилем, на евреев как религиозную или национальную группу, политические трения государств не распространяются. Всего на территории Ирана к настоящему времени осталось примерно 28 тысяч евреев. Они, как было сказано выше, имеют одного представителя в законодательном собрании страны. На протяжении долгого времени этот пост занимал известный общественный деятель Морис Мотамед. Именно он был в числе главных противников переселения оставшихся иранских евреев в Израиль – даже несмотря на денежное вознаграждение переселенцев. В стране насчитывается 40 синагог, из которых 11 работают в столице, еврейские школы и детские сады.

Интересно, что исторически именно Иран стал первой империей, явившей пример широкой веротерпимости – это произошло еще при Кире великом, позволившем иудеям не только вернуться домой из вавилонского плена, но и начать восстановление своего храма. Как бы ни хотелось пропагандистам разных толков, правительство Исламской Республики продолжает эту линию в отношении религиозных меньшинств. Помимо всего вышеперечисленного можно привести еще один примечательный факт. В пропорции на душу населения немусульмане, живущие в Иране, имеют намного больше различных религиозных сооружений, чем мусульмане. По данным на середину 90-х гг., на 60 миллионов иранских мусульман (как шиитов, так и суннитов) приходилось 57855 мечетей. В то же время, в распоряжении каждых 750 адептов армянской григорианской церкви имелся один храм. В других религиозных конфессиях «превосходство» в количестве культовых сооружений над мусульманами на душу населения достигает 16 раз. 

В заключение следует сказать еще об одном конфессиональном меньшинстве уже внутри мусульманской общины Ирана – суннитах. Их насчитывается примерно 8% населения страны ( около 7 миллионов человек). Сунниты, являясь мусульманами, не выдвигают собственных депутатов в маджлис, а голосуют на общих основаниях. Депутаты из регионов с преимущественно суннитским электоратом стабильно попадают в законодательное собрание. Конституцией же ИРИ мусульманское население государства по конфессиональному признаку не разделено. 

Многоконфессиональный Иран, несмотря на господствующую исламскую религию, обеспечивает все необходимые гражданские права и представителям других религиозных общин.

Случаи «гонений» и «преследований» немусульман в часто имеют под собой не вероучительную, а политическую и даже откровенно уголовную основу. Адепты традиционных для страны христианских конфессий, а также иудеи и зороастрийцы, являясь гражданами Ирана, могут служить опорой правящему режиму, в то время как находящиеся не только под влиянием, но и под прямым управлением извне протестанты и бахаиты представляют собой «группу риска». Именно представители последних двух групп, как правило, становятся фигурантами скандальных дел о «религиозных преследованиях» и «гонениях».

АНТОН ЕВСТРАТОВ

iran.ru


США и Иран: с фронтов будущей войны

Иран-чарующая земля

Иран, который мы до сих пор не знаем

Духовенство в Иране

Иран: единый и справедливый

Отличительный образ исламской революции Ирана

Конституция Исламской Республики Иран

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения