• Число посещений :
  • 1821
  • 3/10/2007
  • Дата :

Город чарующих поэм

крепость карим-хан

Шираз был основан в VII веке на пересечении караванных путей, соединяющих Ближний Восток, Центральную Азию и Африку. Сегодня на улицах идет все тот же исторический спектакль. Немного изменились декорации и костюмы, но по-прежнему торговлей, кажется, охвачен весь город. К названию любой мало-мальски широкой улицы можно смело прибавлять приставку «базар». По местным же понятиям это все служит исключительно украшению улиц. А настоящим базаром можно назвать лишь то место, где на километры тянутся лотки с товаром, молотком стучит жестянщик и обязательно есть крыша.

 

Базар Вакиль — самый крупный в городе. Тут на удивление приятно. Своды сделаны таким образом, чтобы летом внутри было прохладно, а зимой тепло. Да еще в самом центре сооружен небольшой прудик, окруженный апельсиновыми деревьями.

 

Ассортимент, естественно, имеет восточный уклон: мечи, сабли, кальяны, всюду расписные персидские ковры, слоеные пироги пряностей. Здесь можно купить все, что производят в Иране, а также близлежащих странах. Россия представлена очень скромно: интернациональным фотоаппаратом «Зенит» да нержавеющими лезвиями «Спутник».

 

Пройдя Вакиль насквозь, попадаешь в самый центр города, к крепости Карим-хан. И что же? Как и 400 лет назад, в цитадели стоит войско. Для туристов этот памятник истории и архитектуры открыли всего несколько лет назад, и то лишь малую часть залов. Но интересно это сооружение прежде всего снаружи.

 

Шираз один из самых посещаемых туристами населенных пунктов страны. Здешний народ от души гостеприимен и любознателен. Ширазец обязательно отложит свои дела и сопроводит вас куда надо.

 

Мавзолей Шах-е-Черах, возведенный в XIV столетии, — место паломничества мусульман-шиитов со всего мира. Тут покоится прах брата восьмого шиитского Имама — Имама Резы (да будет мир с ним). От крепости до мавзолея лучше пройтись пешком по узким извилистым улочкам.

 

Шираз — один из крупнейших городов Ирана, его население — более миллиона человек. И что удивительно, ни в центральной части, ни на окраинах нет высоток из стекла и бетона. Все новое идеально вписывается в образ легендарного города. 

шах черах

Шах-е-Черах притягивает не только верующих. Первое ощущение внутри — что попал в хранилище цирковых зеркальных шаров. Стены, потолок, сферические своды, круглые колонны, люстры полностью покрыты маленькими зеркалами. Одни обрисовывают строгие формы, другие вырезаны в форме цветков. Все сверкает и переливается теплым изумрудным светом…

 

И все же сердце Шираза навсегда отдано искусству. Все началось в середине XIII века, когда Персия подверглась нашествию монголов. Целые города — центры ремесла, науки, искусства — были превращены в руины. Многие мастера, поэты и художники уехали на юг страны, в Шираз, где постепенно сложилась одна из крупнейших школ миниатюры и поэзии. В те времена знатные династии заводили свои личные дворы и покровительствовали искусству. Например, при дворе султана Махмуда насчитывалось 400(!) стихотворцев. В XIII–XIV столетиях в Ширазе жили и творили величайшие поэты Хафиз и Саади.

 

В XVI–XVIII веках это была столица всей Персидской империи. Город называли «изящно обработанным драгоценным камнем», «городом чарующих поэм и обворожительных од». Ореол Шираза как столицы персидской культуры и литературы витает здесь по сей день. «Шаганэ ты моя, Шаганэ!» — писал Есенин, уносясь в своих мечтах в Шираз — вечный город муз.

 

На улицах, в воздухе, в людях чувствуется какая-то особая творческая атмосфера, аура. И что-то действительно есть. Скажем, писать стихи возлюбленной — здесь обычное дело. Персидский язык мелодичен, по-восточному тонок и витиеват.

 

Гамбургеры, хот-доги, пицца, картошка фри — все с ароматом шафрана и терпким восточным вкусом. Если же не хочется расставаться с поэтической обстановкой, отправляйтесь в ресторан «Бани Вакиль». Трехсотлетнюю ханскую баню давным-давно не используют по прямому назначению. Зато она сохранила все свои прелести: романтичный полумрак, расписные колонны, своды, разноцветные витражи. Есть в Иране принято на полу — на ковре. В ресторане для этого предназначены специальные настилы. Если же такая гимнастика вам не по нутру, официант предложит хранящийся специально для европейцев столик.

 

Домик Хафиза находится в северо-восточной части города. Окружающий его фруктовый сад, изобилующий цветами, — излюбленное место отдыха жителей. А в последнюю среду года к источнику у домика выстраивается огромная очередь. Люди верят, что если в этот день полить голову водой из родника и загадать желание, оно обязательно сбудется. Дело в том, что согласно легенде примерно таким же образом получил поэтический дар сам Хафиз. Маэстро попросил у Аллаха талант стихотворца, желая воспеть красавицу Шах-Набат (букв. — «сахарный леденец»).

 

Здесь же однажды состоялась встреча Хафиза с монгольским ханом Тимуром. Владыка много лет стремился захватить Шираз. И не только потому, что это был фактически единственный еще не завоеванный город Персии. Правитель жаждал расквитаться с поэтом. Тиран был оскорблен следующим четверостишием:

 

Если эта прекрасная турчанка

Понесет в руках мое сердце,

За ее индийскую родинку

Я отдам Самарканд и Бухару.

 

Каково же было удивление хана, когда ему доставили великого Хафиза, одетого в простой и бедный халат. Намекая на приведенные выше строчки, Тимур сказал: «Я завоевал полмира, и все ради того, чтобы украсить два своих любимых города — Самарканд и Бухару. А ты за родинку какой-то турчанки готов отдать их?» Поэт не растерялся и ответил: «Из-за своей щедрости я и пребываю в такой бедности!» Тимур оценил остроумие, расхохотался и, сменив гнев на милость, велел отпустить Хафиза на все четыре стороны.

 

Мавзолей Саади спрятался в тенистом апельсиновом саду. Возле тихого озера бродят люди, нараспев читают стихи. Сюда приезжают издалека, даже из Европы. Саади стал первым персидским поэтом, признанным на Западе еще в XVII в. Два его основных произведения — «Гулистан» («Розовый сад») и «Бустан» («Фруктовый сад») — по сей день формируют моральные и эстетические воззрения миллионов людей не только в Иране, но и в Индии, Непале, Пакистане, государствах Центральной Азии. Творчество Саади очень искренне, все мысли и образы взяты из богатейшего личного опыта поэта. В течение почти 30 лет он носил одеяние странствующего дервиша и своими ногами исходил весь исламский мир — от западного побережья Африки до Индии.

 

Сегодня наследие великих средневековых творцов берегут и приумножают современные ширазцы. Напротив мечети Насир-эль-Мольк расположен старинный дом. Его выстроил в XIX веке некий богатый любитель живописи, а сегодня в нем «квартирует» офис какой-то компании.В прихожей размещена неплохая коллекция миниатюры. (Ширазская миниатюра известна во всем мире. Она полна утонченной нежности, и существует даже поверье, что умельцы иногда работают кисточкой, состоящей из одного-единственного волоса.) Комнаты представляют взгляду посетителя невероятное смешение эпох и цивилизаций. Стены, потолок, пол, витражи — все в фигурных зеркалах, обрамляющих портреты французских красавиц, иллюстрации к персидскому эпосу, картины на религиозные темы. Более эксцентричный симбиоз элементов классического стиля отделки мечетей, иранской миниатюры и европейской живописи представить сложно.

 

Таким запоминается туристам Шираз — город поэтов и художников, место духовных исканий представителей многих поколений. Тут не стремятся делать на туристах деньги. У самых известных памятников никто не продает сувениры и поделки. Вам могут предложить только живое искусство: спеть вместе песню, почитать стихи, поучаствовать в создании картины из бисера, поиграть на ситаре. В Ширазе, самом поэтичном персидском городе, путешественника обдает легким ветерком спокойствия и вдохновения.

 

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения