• Число посещений :
  • 2971
  • 3/10/2007
  • Дата :

Посланник и будущее в Исламе

имамат

Благороднейший Пророк — да благословит его Аллах и род его! — знал, что община его после его смерти потеряет свое единство и окажется в пучине разногласий и разобщенности.

 

Новая мусульманская община в то время состояла из мухаджиров из числа хашимитов, омейядов и племен адй и тамим, и ансаров из ауситов и хазраджитов. Со смертью Посланника Аллаха среди людей разбушевался огонь смуты. Многие из них не думали о благе ислама, а поднимались ради того, чтобы взять руководство мусульманами в свои руки, чтобы заменить руководство, которое имело до сих пор божественную природу, правлением, которое было бы централизованным, сильным и могущественным. Расхождение интересов, намерений и желаний не упускала случая порвать некогда сильные и крепкие религиозные связи. На это указывал Посланник Аллаха своим сподвижникам и говорил:

 

Община Мусы разделилась на семьдесят одну секту, община Исы разделилась на семьдесят две секты, община моя разделится на семьдесят три секты, одна из которых спасется, остальные секты окажутся в огне. (Баб ал-фитан мин Сунан Ибн Маджа ал-Казвини.)

 

Сильнейший удар, постигший союз мусульман после смерти Пророка ислама и посеявший семена раскола среди них, исходил из разногласий вокруг вопроса об исламском правителе. Эти разногласия послужили причиной войн, борьбы и мятежей между мусульманами, взбунтовали их и раскололи их ряды.

 

Действительно, если Пророк не подумал о том, как излечить эту безобразную болезнь, которую он сам предсказал, и не принял меры для предохранения общины от предполагаемых последствий и возможных опасностей того великого вакуума, который постигнет общину после потери ею первого своего руководителя, и ушел с арены, не предприняв ничего относительно ее судьбы, не сам ли он в таком случае создал для общины эти огромные проблемы в результате пренебрежения ответственностью власти и правления делами мусульман?! Притом, если учесть, что предсказывал он поджидающие общину опасности безо всякой связи с Откровением и миром сокровенного.

 

Как мы можем утверждать, что благороднейший Пророк — да благословит его Аллах и род его! — не оставивший ни одного вопроса касательно своей миссии без того, чтобы не разъяснить его людям, был невнимательным не только к грядущей судьбе ислама, к необходимости упрочения духа справедливости в нем, но и к потребности сохранения самой сущности религии и существования общины, возложив ответственность за сохранность послания на грядущие обстоятельства, на то, как будут развиваться события?!

 

Те, кто говорят, что Пророк не дал своей общине какое-либо представление о форме власти после себя, хранил молчание по этому поводу и оставил свою общину после себя без поручения относительно этого вопроса, как они осмеливаются приписывать подобную снисходительность и неуместную молчаливость тому, кто представлял собой первичный интеллект среди людей?! Особенно, если обратить внимание на то, что смерть его не была неожиданной, наоборот, он сам сообщил, что я скоро буду призван к Богу и я откликнусь, а во время прощального паломничества объявил людям, что, может быть, он не встретит их на этом месте во время следующего паломничества.

 

Ислам в тот период был подобен растущему деревцу, которому предстоял длительный путь перед тем как принести свои плоды. Знаменосец этой религии принял тогда на себя обязательство искоренить всякие проявления невежества и очистить умы и души людей от его пережитков. Этот ислам испытывал угрозу с двух сторон. Первая угроза исходила изнутри, со стороны лицемеров, которые проникли под знаменем ислама и в рядах мусульман в каждый центр и область, и которые неоднократно предпринимали попытки убить Пророка, и дело дошло до того, что в девятом году хиджры, когда он намеревался совершить поход на Табук, опасаясь вероломства с их стороны в Медине, назначил Али — да пребудет мир над ним! — своим заместителем во избежание каких-либо неблагоприятных обстоятельств. Вторая угроза исламу исходила извне, со стороны двух великих в то время империй — Византии и Персии, и Пророк опасался, что одна из этих империй может совершить нападение на центр ислама.

 

Очевидно, что при таких исключительных и крайне опасных обстоятельствах Пророк должен был поручить ответственность за сохранность послания и защиту общины кому-либо, одному или нескольким лицам, которые были бы способны к этому, могли бы укрепить призыв к исламу и защитить его от всякой опасности.

 

Первый халиф испытывал ответственность за будущее исламского правления перед кончиной трезво оценил последствия вакуума, который мог бы образоваться после него, и поэтому определенно указал на своего преемника, будучи больным наказывая людям следующее:

 

Этим Абу Бакр, халиф Посланника Аллаха поручает правоверным и мусульманам: Мир вам! Возношу вместе с вами хвалу Аллаху за Его милость! Далее, назначил я правителем над вами Умара бин ал-Хаттаба. Слушайте его и повинуйтесь! Поистине, я сделал все возможное, чтобы дать вам наставление и все!. (Тарих ал-Йа"куби. Наджафское издание, с. 136.)

имамат

Из этого следует, что он считал своим правом назначить халифа после себя и обязывать людей к послушанию ему.

 

Таким же образом поступил и второй халиф, понявший необходимость принятия решения незамедлительно после того, как ему была нанесена рана. Он приказал составить совет из шести человек, а это означает, что он не считал мусульман вправе назначать халифа и поэтому ограничил совет шестью лицами.

 

А Повелитель правоверных Али — да пребудет мир над ним! — согласился с свершившимся фактом, опасаясь смуты среди людей и их атака к джахилийе.

 

При всем этом, каким же образом Посланник Аллаха — да благословит его Аллах и род его! — не обратил внимания на такой крайне тонкий вопрос и на ту серьезную опасность, которая грозила исламу в то время, когда люди не очень-то далеко отошли от эпохи джахилийи, не предоставив мусульманам какой-либо вариант для обеспечения безопасности общины от поджидающих ее после его кончины опасностей?! Поистине, мы не в силах найти какое бы ни было приемлемое объяснение тому, зачем он принял такую пассивную позицию, зачем Посланник ислама не обратил внимания на этот вопрос. Мы не можем представить себе, что он не проявил заботу о судьбе призыва к исламу после себя, не интересовался тем, как будут развиваться события после его смерти.

 

Однако, Посланник Аллаха, находясь в смертном ложе, когда усилилась его болезнь, думал о послании и общине, беспокоясь об их будущем. Тогда только лишь это занимало его ум. В те тяжелые минуты, когда все присутствующие, в том числе и Умар бин ал-Хаттаб, находились в крайнем изумлении и глубоком замешательстве, он сказал:

 

Принесите мне чернильницу и папирус, я напишу вам письмо, чтобы вы никогда не сбились с пути после меня. (Муснад ал-имам Ахмад. Т. 1., с. 246; Табакат Ибн Са"ад. Т. 11., с. 242; Сахих ал-Бухари. Т. 1., с. 22; Тарих ат-Табари, Т. 11., с. 436.)

 

Это желание Пророка — да благословит его Аллах и род его! — относительно передачи и достоверности которого сходятся обе стороны, является наилучшим свидетельством тому, что Посланник Аллаха даже в последние мгновения своей жизни испытывал ответственность за будущее ислама, он думал об опасностях после его смерти и чтобы уберечь свою общину от возможных отклонений и защитить ее от упадка попытался показать ей путь на будущее, ибо он больше чем кто-нибудь другой понимал ситуацию и глубоко ее осознавал.

 

Здесь следует обратить внимание на то, как решался вопрос о восприемнике духовного завещания и заместителей посланников в предшествующих религиях и законоположениях. Все посланники и многие пророки сами избрали себе своих приемников после себя. Так как благословенный Коран утверждает, что нет перемены для установления Аллаха о Его творении, то Посланник ислама — как посланник — должен был действовать согласно этому установлению Божьему и определить общине своего преемника духовного завещания и заместителя после себя. Так и было, по повелению своего Господа, по требованию послания, с которым он пришел, и во имя его продолжения Посланник Аллаха избрал своего заместителя и преемника духовного завещания, определил обязанность своей общины после себя. Поистине, вера в преемственность духовного завещания вытекает из самого текста Книги Аллаха и из сущности постановлений ислама.

 

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения