• Число посещений :
  • 1454
  • 1/10/2007
  • Дата :

Официальное заявление Пророка (ДБАР) о главенстве Али (ДБМ)

гадир хом

Интересы ислама и общины требовали, чтобы после смерти благороднейшего Пророка — да благословит его Аллах и род его! — и ухода с арены великого вождя дальнейшему росту ислама покровительствовал другой руководитель, находящийся на вершине благочестия и обладающий знанием сокровенного, дабы продолжить подъем ислама и уберечь послание от отклонений и отката к законам и морали джахилийи, еще больше укрепить основы социальной и политической системы на фундаменте ислама.

Дело в том, что оставить вопрос о правлении на усмотрение новой, только что освободившейся от оков джахилийи общины, души и сердца членов которой еще не полностью очистились от пережитков периода невежества, не способствовало бы соблюдению великих целей основателя ислама, защите послания от опасности негативных для него факторов.

Таким образом, единственный путь к достижению этих целей — в том, чтобы бразды правления взял в свои руки человек, сведущий в познаниях исламской миссии, являющийся носителем религиозных знаний, такой же совершенно свободный от пороков и даже забвения, как сам основатель ислама, ибо мусульманское общество в то время испытывало острую нужду в таком руководителе, который четко и внимательно продолжил бы процесс воспитания людей, имел бы возможность решить всякую проблему, возникающую перед религиозным законом в период его руководства за правильностью воплощения принципов религиозного в жизнь общины.

Исторические свидетельства показывают нам, что Посланник Аллаха решил этот вопрос во время своего возвращения из прощального паломничества, в восемнадцатый день запретного месяца зу-л-хиджжа, когда он назначил по повелению Господа миров своего преемника и заместителя после себя, тем самым указав людям направление дальнейшего развития путь истины, добра и счастья для мусульманской общины.

В десятом году хиджры, который был последним годом его благородной жизни. Посланник Аллаха решил лично участвовать в великом собрании хаджа в высокочтимую Мекку, Весть об этом паломничестве собрала великое число мусульман из близких и далеких пунктов, пожелавших сопровождать Пророка из самой Медины, чтобы заслужить честь находиться в пути рядом с ним, научиться обрядам хаджа непосредственно у него самого и исполнить это великое предписание ислама в его благочтимом присутствии.

Этот многочисленный караван в сопровождении мухадхиров, ансаров и других мусульман во главе с их Пророком — Посланником Аллаха выступил из пресветлой Медины в высокочтимую Мекку, В эти дни Мекка стала свидетельницей самого могущественного проявления обряда паломничества, в котором подобно огромным морским волнам вокруг своего великого вождя бурными и пестрыми потоками участвовали многие тысячи мусульман. Посланник Аллаха радовался, видя в тот великий день результаты своих тяжких усилий.

Завершив обряд паломничества, который был назван прощальным паломничеством, Посланник Аллаха со своими многочисленными спутниками не стал задерживаться в Мекке, простился с запретным домом Аллаха и отправился в обратный путь в пресветлую Медину, Историки приводят разные цифры о числе участников хаджа — от 9 0 тысяч до 120 тысяч человек. Этот большой караван выступил из Мекки и оставив за собой долины, прибыл через несколько дней в пустынную местность, высохшую и лишенную растительности, Здесь был небольшой водоем, известный как Хумский водоем. Тут на Посланника Аллаха снизошел Хранитель Откровения (Хранитель Откровения /амин ал-вахй/ — ангел Джибрил /Гавриил/, сообщающий Пророку Мухаммаду божественные приказания.), который повелел ему остановиться на этом месте. Посланник Аллаха также приказал каравану и своим спутникам остановиться и решил подождать, пока не прибудут отставшие от них паломники. 

Эта неожиданная остановка на той пылающей под жгучим полуденном солнцем местности очень удивила уставших путников, мучавшихся от жары. Прошло не много времени, как разошлась молва о том, что Посланник Аллаха произнесет полученное им от Царя Откровения это ясное божественное повеление о назначении преемника духовного завещания и заместителя и о передачи этого повеления мусульманам:

О Посланник! Передай, что низведено тебе от твоего Господа. А если ты этого не сделаешь, то ты не передаешь его послания. Аллах защитить тебя от людей. Поистине, Аллах не ведет прямо людей неверных! /5: 67/.

Если обратим внимание на содержание этого стиха, то можем понять следующее; Передача этого божественного повеления настолько важна и значима, как если Посланник боялся бы известить мусульман об этом, то оказалась бы что он окончательно отказывается от исполнения своей миссии, в то время как если бы он передал это божественное повеление общине, то он завершил бы свою миссию.

В этом стихе Аллах излет Своему Посланнику важность данного повеления и гарантирует ему его защиту и охрану от опасностей, сопряженных с его передачей.

Спустя семьдесят дней Посланник Аллаха — да благословит его Аллах и род его! — умер. Значит, в тот знаменательный день ему осталось жить всего семьдесят дней. Если учесть, что, в течение двадцати трех лет с момента получения им послания он передавал его людям, чтобы поставить их на прямой путь, ведущий их к счастью, то можно заключить, что этот стих содержит указание на весьма особый вопрос, с передачей которого завершается послание, достигает полноты милость и удовлетворяется Господь.

С другой стороны, была вероятность того, что Посланник, передав это повеление, подвергнется обиде со стороны обидчиков, которые причинят ему зло, ибо поэтому Аллах успокаивает его и слова Аллах защитит тебя от людей означает, что Аллах защитит Своего Посланника от зла, которое могут причинять ему люди.

Из содержания этого стиха мы понимаем, что божье повеление Посланнику — передать то, что низведено ему, касается весьма тонкого и серьезного вопроса, так как исполнением его завершается послание, а отказ от его исполнения оценивается как недостаток в выполнении всей пророческой миссии.

В силу господствующих в то время среди бедуинов представлений принято было поручить высокие посты и должности не молодым людям, а долголетним старикам. Это обстоятельство также не способствовало тому, чтобы передать полученное божественное повеление людям.

Был еще один фактор. Посланника ислама тяжко мучили горькие воспоминания. Он еще не забыл негативную позицию ряда своих сподвижников относительно назначения им Усамы бин Зайда военачальником, когда они медлили и колебались исполнить то, что им было приказано, а некоторые заявили даже о своем несогласии.

Все это, естественно, служило причиной тому, что Посланник придавал такое важное значение объявлению им Али бин Абу Талиба, — да будет мир над ним! — этого молодого человека, которому едва исполнилось тогда 33 года, своим преемником и заместителем.

Кроме того, многие из родственников и друзей тех, кто только что присоединился к рядам мусульман и сподвижников Пророка — да благословит его Аллах и род его! — пали от меча Али. Этот фактор также придавал значимость вопросу о назначении. Память об этих прискорбных событиях разжигала боль И ненависть в сердцах некоторых из них.

Поистине, шиитские знатоки и передатчики преданий, а также большинство суннитских мухаддисов (В том числе ал-Вахиди в Асбаб ан-нузул /с. 150/, ас-Суйути в ад-Дурр ал-мансур /т. 111, с. 298/, ал-Кундузи ал-Ханафи в Йа-наби" ал-мавадда /с. 120/, ал-Алуси в ат-Тафсир /t. yi, с. 172/, ал-Кади аш-Шаукани в Фата ал-Кадир /т. 111, с. 57/, ал-фахр ар-Рази в ат-Тафсир /т. 111, с. 636/, Бадр ад-дин ал-Ханафи в Умдат ал-ка-ри /с. 584/, шейх Мухаммад Абдо в Тафсир ал-манар /см. комментарий к стиху 5: 67/.) открыто заявляли, что упомянутый выше стих был ниспослан в день Гадир Хумм, и в нем Посланнику в тот день по приказанию его Господа и согласно Его Откровению и в соответствии с Его мудростью повелено было объявить о самом важном и значительном в исламе вопросе, то есть определить Али — да будет мир над ним! — своим преемником после себя. 

Да, это выдающаяся личность, ни на мгновение ока не придававшая Аллаху сотоварищей (Али бин Аби Талиб был третьим человеком, после Хадиджы, жены Пророка, и Зайда бин ал-Харисы принявшим ислам, когда ему было 7-9 лет. Поэтому считается, что он никогда не был многобожником.), непогрешимая и непорочная, абсолютно свободная от изъянов и пороков, посвятившая всю свою жизнь тому, чтобы высоко поднять знамя ислама и распространять его слово и учение, являющаяся чистым зеркалом, искренно и честно отражавшим душу Посланника Аллаха, была достойной быть блюстителем предписаний и законов ислама, взять на себя руководство людьми на пути к человеческому совершенству и спасению. Действительно, и имамат, и халифат, и руководство соответствовали только ему.

Люди, собравшиеся там, совершили полуденную молитву вместе с пророком. Наконец, Посланник Аллаха вышел вперед, чтобы исполнить этот великий божественный наказ перед такой огромной публикой, заполнивший пустыню в ожидании этой исторической речи. Он подошел к трибуне,: которую снарядили ему из верблюжьих седел, поднялся на нее так, чтобы все его видели и слышали его речь.

В этой радушной обстановке он обратился к собравшимся с речью, которую все слышали. После того, как он восхвалил и восславил Аллаху всемогущего, мудрого и всевидящего, власть и знание которого беспредельны, он сказал:

Эй, люди! Я скоро буду призван к Богу и я откликнусь (Эти слова Пророка Мухаммада дали основание называть это паломничество прошальным.).  Я буду спрошен и вы будете спрошены, так, что вы скажете? Они сказали: Мы свидетельствуем, что ты передал /нам послание Аллаха/, и усердствовал, и давал совет, да воздаст тебе Аллах добрым! Он сказал: Разве вы не свидетельствуете, что нет божества кроме Аллаха и Мухаммад — Его раб и Посланник, и что рай Его — истина, и что ад Его — истина, и что смерть — истина, и что воскрешение после смерти — истина, и что Час (Час — День суда, день воскресения мертвых.) наступит — нет сомнения в этом, и что Аллах воскресит тех, кто в могилах? Они ответили: Да, мы свидетельствуем об этом! Затем он добавил: я буду спрашивать у вас, когда вы вернетесь ко мне, о двух драгоценных вещах: как вы унаследуете меня в этих вещах? Величайшая драгоценность — Книга Аллаха — велик Он и славен! — вервь, один конец которой находится в руках Аллаха, другой же конец — в ваших руках. Держитесь за нее и вы не заблудитесь, и не измените милость Аллаха. И моя семья, люди моего дома. Поистине, Аллах — благ Он и сведущ! — сообщил мне, что эти две вещи не иссякнут, пока не вернутся ко мне к пруду. (Пруд — бассейн реки ал-Каусар в раю. Берега этой реки рассыпаны жемчужинами, вода ее белее молока, слаще меда. В день воскресения мертвых Пророк Мухаммад встретит людей из своей общины у этого пруда, и они будут спрошены о том, как они относились к Корану и представителям семьи Пророка.)

Потом он призвал Али — мир ему! — взял его руку и поднял ее, чтобы обозначить его людям. Затем он сказал:

Эй, люди! Кто ближе к вам, чем вы сами? Они ответили: Аллах и Его Посланник лучше знают. Посланник сказал: Кому я был покровителем, тому этот Али покровитель, О Аллах! Будь покровителем тому, кто был его другом, будь врагом тому, кто был его врагом, помоги тому, кто помог ему, оставь без поддержки того, кто его оставил без поддержки, и пусть он будет прав, где бы он ни находился! Разве я не сообщил /это/ трижды?

(Речь в Гадире привели в своих книгах различными ссылками многие суннитские передатчики преданий, такие как ат-Тирмизи в ас-Сахих /т. ii, с. 297/, ал-Хаким в ал-Мустадрак /т. ii, с. 109./, ал-Фахр ар-Рази в Мафатих ал-гайб /t. xii, с. 50/, ал-Вахиди в Асбаб ан-нузул /с. 150/, ас-Суйути в ад-Дурр ал-мансур /т. ii, с. 298/, ал-Йа"куби в ат-Тарих /т. П, с. 93/, Ибн Касир в ал-Бидайа ва-н-ниха-йа /с. 5/, ал-Хатиб ал-Багдади в Тарих Багдад /t. yii, с. 377/, ас-Са"лаби в ат-Тафсир /с. 120/, Ибн Хаджар в ac-Сава"ик /глава i, часть y/. См: ал-Гадир, t. l, с. 14-7 2. Этот хадис передают от 110 лиц из числа сподвижников Посланника Аллаха, в том числе, от Абу Бак-ра, Умара, Талхи, аз-Зубайра, Са"ада бин Убада, Усамы бин Зайда, Анаса бин Малика, Абдаллаха бин Мас"уда, Убаййа бин Ка"ба, Джа-бира бин Абдаллаха ал-Ансари, Зайда бин Аркама и других.)

В заключении Посланник Аллаха призвал всех присутствующих хорошо помнить его слова и передать их отсутствующим.

Да, тот, кто был назначен в день Гадир Хумма имамом и на кого было возложено правильное руководство общиной после Посланника Аллаха, был именно Али — мир ему! Так, для руководства мусульманами был избран  достойнейший в исламском мире человек, который был хранилищем знаний и источником благодетелей. Выделив Али и обязав общину признать его имамат и халифат, Посланник тем самым завершил доказательство Аллаха для своей общины до Судного дня.

И не успели люди разойтись, как на Посланника снизошел Хранитель Откровения, который сообщил ему следующий стих: Сегодня Я завершил для вас вашу религию, и закончил для вас Мою милость, и удовлетворился для вас исламом как религией. /5: 3/. (О ниспослании этого стиха в день ал-Гадир рассказывают ал-Хатиб ал-Багдади в Тарих Багдад /t. yiii, с. 290/, ас-Суйути в ал-Иткан /т. 11, с. 31/ и ад-Дурр ал-мансур /т. ii, с. 256/, историки ал-Йа"Куби и Ибн Касир.).

После этого Посланник покинул свое место. Всюду провозглашались слова, возвеличивающие Аллаха. Люди радовались назначению Али — да будет над ним мир! — покровителем. Они подходили к нему группами, призывая благословение на него по случаю его имамата, обращаясь к нему как к повелителю верующих.

гадир хом

Известный поэт Хассан бин Сабит /ок.563-674/ с позволения Посланника Аллаха посвятил этому дню касыду, которую он прочел. (Призывает их /к общей молитве/ в день ал-Гадир их Пророк; в Хумм и как благороден Пророк призывающий; Говорит он: кто ваш покровитель и кто ближе к вам? И сказали они: здесь нет ничего не ясного; твой Бог - наш покровитель и ты ближе к нам; и не будет тебе от нас в пустыне неповиновения; здесь он призвал: встань, о Али, ибо я; доволен тобой после меня имамом и предводителем.).

Мы можем вникнуть в суть истины исходя из содержания вышеприведенного коранического стиха, ибо он содержит упоминание о том, что религия Аллаха достигла в тот день совершенства и завершилась божественная милость людям. Значит, в тот день должно было произойти какое-то великое событие, ибо Коран придает этому дню большое значение. Ислам, которым Аллах удовлетворился, это был ислам, который достиг совершенства в тот день, а это означает, что религия истины достигла своего совершенства в тот день назначением Али — да будет мир над ним! — ее имамом, а божественная милость завершилась назначением преемника Посланника Аллаха — да благословит его Аллах и род его!

Последовательно передаваемое предание и исторические книги, признанные представителями обоих течений достоверными, подтверждают, что упомянутый коранический стих был ниспослан Посланнику Аллаха в Гадир Хумм, то есть в день, когда Посланник поручил ответственность имамата и руководства общиной после себя Али — да пребудет мир над ним! Толкователи Корана сходятся на том, что сура Трапеза, в которую включен вышеприведенный стих, хронологически является последним кораническим текстом, то есть она относится к последним дням благородной жизни Пророка — да благословит его Аллах и род его! Нового повеления от Аллаха после этого не поступило.

Предположение некоторых ученых о том, что данный стих содержит указание на время начала религиозной проповеди Пророка в том смысле, что Аллах завершил Свою религию и закончил Свою милость уже в первый день пророческой миссии Мухаммада, есть необоснованная и некорректная точка зрения, ибо оно ни коим образом не соответствует исторической действительности и правильному пониманию коранического текста. День начала религиозной проповеди Пророка — это день, когда милость Аллаха только начинается а не заканчивается, в этом — большая разница. Стих же ясно провозглашает:

Сегодня Я завершил для вас вашу религию, и закончил для вас Мою милость., то есть в тот день, когда было приведено в исполнение это важное повеление. Я удовлетворился для вас исламом. Ни предание, ни исторические книги не подтверждают упомянутое предположение.

Событие, имевшее место в Гадир Хумм, сыграло важную роль в истории ислама и ни одному историку, стремившемуся к точной передаче событий и подробному фиксированию исторических истин, не удалось оставить без внимания эти события и связанные с ним вопросы, если, конечно, он не страдал слепым пристрастием.

В средние века, когда память об эпохе Посланника была еще свежа, день Гадир Хумм был широко известен среди мусульман. В истории имеется много свидетельств этому. Ал-Мас"уди (Ал-Мас"уди /ум. в 906/. ат-Танбих ва-л-ишраф, с. 32. Он отмечает, что день ал-Гадира приходится на 18-ое зи-л-хиджжа и потомки Али и его сторонники почитают этот день, с. 221) и Ибн Хилликан (Ибн Хилликан /1211-1281/. Вафайат ал-а"йан, t. i, c. 60) упоминают день 18-го зи-л-хиджжа как день праздника ал-Гадир. Абу Рейхан ал-Бируни (Ал-Бируни /ум. в 1084 г./. ал-Асар ал-бакийа. Перевод на персидский язык, с. 334.), один из крупнейших ученых v века хиджры, считает день ал-Гадир одним из праздничных дней мусульман. Шафиитский ученый - факих Ибн Талха (Ибн Талха /1166-1254/. "ан ал-Гадир, с. 267.) пишет, что день Гадир Хумм — праздничный день, в этот день Посланник Аллаха назначил Али — да пребудет мир над ним! — имамом мусульман.

Теперь нам предстоит выяснить, что же подразумевалось под словом покровитель /маула/ в изречении Посланника Аллаха, когда он говорил: Кому я был покровителем, тому Али покровитель. Что имел в виду Посланник, называя Али Покровителем: покровительство друга, возлюбленного и помощника, или покровительство человека, более близкого к людям, чем они сами к себе?

Мы можем вникнуть в смысл слова, покровитель в изречении Посланника, если обратимся к самому тексту Корана, где по отношению к Пророку говорится: Пророк ближе /мауля/ к верующим, чем они сами к себе /33: 6/. Помимо этого стиха слово мауля употребляется в Коране и в других местах в значении господин и властитель /22:13; 57:15/. Тот, кто является более близким к людям, чем они сами к себе, тот является более близким и к их имуществу, то есть — более достойным покровительствовать их имуществом лучшим образом. А кто обладает таким покровительством, которое есть покровительство абсолютное и исключительное, повиновение тому обязательно.

Аллах вверил Своему Посланнику такое покровительство, одарил его властью над самими людьми и над их имуществом, и предоставил ему право первым распоряжаться всеми делами людей.

Мы располагаем многочисленными свидетельствами, исчерпанными из различных источников, относительно того, что слово покровитель в изречении Пророка в Гадир Хумм понималось в том же смысле, что и слово более близкий в вышеупомянутом стихе. Подобно тому, как Посланник Аллаха обладал абсолютной близостью, согласно кораническому разъяснению, так же Повелитель верующих — мир ему! — пользовался особой степенью близости к людям лишь с той разницей, что Мухаммад — да благословит его Аллах и род его! — печать пророков и после него нет пророка, а Али — мир ему! преемник Посланника во всех прочих, кроме пророчества и посланнической миссии, его санах.

Прямым доказательством тому, что в приведенном выше изречении Пророка под словом покровитель имеется в виду более близкий к людям, являются слова Посланника, высказанные им перед тем, как он объявил Али покровителем мусульман.

Он сказал: Не являюсь ли я более близким к вам, чем вы сами к себе?! Указывая на свое покровительство над общиной мусульман и получив у них признания, что он является более близким к ним, чем они сами к себе, он сказал: Кому я был покровителем, тому Али покровитель. Это свидетельствует о том, что он называл Али покровителем в том же смысле, то есть в смысле более близкого к людям. Именно на это место назначил его Пророк — да благословит его Аллах и род его! Если бы Пророк подразумевал под словом покровитель другое значение, то он не стал бы получать их признания своей близости к ним более, чем они сами к себе.

Посланник Аллаха — да благословит его Аллах и род его! — в начале своей речи обратился к собравшимся со следующими словами:

Разве вы не свидетельствуете, что нет божества кроме Аллаха, Единого, у которого нет сотоварища? Не свидетельствуете ли вы, что Мухаммад — Посланник Аллаха? Что рай и ад — истина?

Можно ли представить себе, что Пророк, задавая эти вопросы, имел другую цель, нежели добавить к этим основам веры еще одну, такую же по значимости основу? Была ли у него другая цель, кроме того, как дать понять людям, что признание покровительства и халифата Али — мир ему! — входит в число трех предыдущих основ веры?!

Если бы Посланник подразумевал под словом покровитель возлюбленного и помощника, то покровительство Али в этом смысле было бы подобным покровительству других верующих, а в этом смысле покровительство, как одна из общепринятых мусульманских традиций, практиковалось еще с начального периода ислама, будучи одной из азбучных основ мусульманского братства, и не было бы необходимости объявлять об этом на таком великом собрании. Кроме того, Пророк в таком случае не нуждался бы в получении признания людей указанных трех основ веры?

Добавим, что Посланник — да благословит его Аллах и род его! — перед тем, как упомянуть имя Али — мир ему! — перед таким огромным собранием людей, говорил о своей близкой кончине, сказал, что подошло время проститься с этой жизнью. Этим сообщением Посланник старался довести до внимания людей, что определяя Али, он хочет заполнить тот вакуум, который образуется в результате скорой потери общиной своего вождя. Простым выражением любви не объяснишь это назначение Али покровителем, оно проистекало из желания поручить его главенствующую роль в мусульманской общине после себя. Ибо зачем надо было Посланнику держать речь перед таким огромным собранием, насчитывающим более чем сто тысяч человек, ради того, чтобы выразить чувство любви к Али? Разве Коран не объявляет верующих— мужчин и женщин — друзьями /9; 71/ и братьями /49:10/ друг другу? Следовательно, допускать, что в этих обстоятельствах Посланник говорил о чувстве любви к Али было бы не логично.

С другой стороны, сподвижники Посланника Аллаха— да благословит его Аллах и род его! — подходили по окончанию его речи к Али — мир ему! — чтобы поздравить, и призывали на него благословение по случаю его назначения покровителем и повелителем верующих. Поздравления длились долго и продолжались до наступления вечерней молитвы. Среди поздравляющих были также Абу Бакр, Умар, Талха и аз-Зубайр. Умар был первым из тех, кто вошел к нему, и обратился к нему со следующими словами: Будь счастлив, Али! Ты стал моим покровителем и покровителем каждого верующего и каждой верующей. (Муснад ал-имам Ахмад бин Ханбал, Т. ГУ, с. 4 38; Мустадрак ал-Хаким, т. 111, с. iii; Канз ал-"уммал, t. yi, с. 400.).

Какой еще сан, который заслуживал бы столь многочисленных поздравлений, кроме главенства и руководства общиной, мог бы получить Али?! Разве надобность любить его, как и впрочем любого другого мусульманина, была неизвестна мусульманам до того дня?!

Известный панегирист Пророка Хассан бин Сабит присутствовал тогда на собрании и он понял под словом покровитель только имамат и руководство, ибо писал в своей касыде:

Здесь он призвал: встань, о Али, ибо я Доволен тобой после меня имамом и предводителем.

Сочинения поэтов и литераторов последующих веков, великих знатоков арабского языка, посвященные этому событию, также свидетельствуют о том, что под словом покровитель Пророк подразумевал лишь имамат и руководство.

Следовательно, мы можем сказать, что каждый, кто обратится к указанной речи Посланника Аллаха — да благословит его Аллах и род его! — ясным умом и без предвзятости, и вникнет в суть доказательств и свидетельств, то он должен понять смысл слова покровитель, которые Посланник употребил в отношении к Али однозначно как самый близкий, то есть самый достойный распоряжаться, а это означает абсолютную близость.

В одном из походов Посланник назначил Али военачальником. Четверо из его близких сподвижников жаловались ему на это назначение. Тогда Посланник Аллаха с гневом обратился к ним, сказав: Что вам нужно от Али? Али — от меня, и я — от Али и он покровитель каждого верующего после меня. (Муснад имам Ахмад бин Ханбал, Т. ГУ, с. 281; ас-Саваик ал-мухрика ли-Ибн Хаджар, с. 26; Тафсир ат-Табари, т. Ш, с. 428; Сирр ал-"алимин ли-л-Газали, с. 9; Тафсир ал-фахр ар-Рази, т. 111, с. 636; фараид ас-симтейн ли-л-Хаммуни аш-Шафи"и, часть 13; ал-Бидайа ва-н-нихайа ли-Ибн Кюсир аш-Шафи"и, 5: 209; ал-Фусул ал-мухим-ма ли-Ибн ас-Саббаг ал-Малики, с. 25.).

Некоторые задаются вопросом: почему Али — мир ему! — не стал приводить речь в Гадир Хумме и его назначение Посланником на место халифа после него как довод в день ас-Сакифы (Сакифа — &вес, место собрания племени.

Сподвижники Пророка сразу же после его смерти отправились в сакифу племени Са"ида, чтобы решить там вопрос о халифате.) и не сказал мухаджирам и ансарам: я назначен на это место Посланником Аллаха и никто не имеет права соперничать со мной относительно места халифа и требовать его для себя? Разве тысячи и тысячи свидетелей того знаменательного дня забыли его, либо прикидывались непомнящими его?

Отметим, что все обстоит иначе. Имам — мир ему! — в доказательство своего права на халифат и возражая против решения в ас-Сакифе, приводил речь в день Гадир Хумм как довод каждый подходящий раз. Историки передают, что когда Фатима, дочь Посланника Аллаха — да благословит его Аллах и род его! — обходила по ночам вместе с Али дома ансаров, требуя их поддержки, они отвечали ей: О дочь Посланника Аллаха! Мы уже присягнули этому человеку. Если бы твой муж и сын твоего дяди обратился к нам раньше, чем Абу Бакр, мы бы не отклонили его! Тогда Али — мир ему! — отвечал им: Разве я должен был оставить тело Посланника Аллаха у него дома, не похоронив его, чтобы выйти и оспорить у людей его власть? (Ал-Халаби. ал-Имама ва-с-сийаса. Египетское изд., с. 12; Ибн Аби-л-Хадид. t. ii, с. 5.)

гадир хом

И в день совета /аш-шура/, когда Абд ар-Рахман бин Ауф притворно продемонстривал свое стремление избрать Усмана халифом, Али сказал: Я буду приводить доводы, которые ни один из вас — будь он араб или не араб — не сможет изменить. Заклинаю вас Аллахом, есть ли среди вас кто-нибудь, кроме меня, кому Посланник Аллаха — да благословит его Аллах и род его! — сказал:

Кому я был покровителем, ему Али покровитель. О боже! Будь покровителем тому, кто был его другом, будь врагом тому, кто был его врагом, помоги тому, кто помог ему.? Они сказали: Нет. (Манакиб ал-Хаваниди, с. 217.).

Свидетельство тридцати человек из числа сподвижников Пророка о словах, сказанных Посланником Аллаха в Гадир Хумме, также является достоверным историческим фактом, имевшим место во дворе соборной мечети в Куфе. Историки передают, что Али — мир ему! — произнес хутбу во дворе мечети в Куфе в присутствии многих людей, после которой он сказал: Заклинаю Аллахом каждого мусульманина, слышавшего в день Гадира то, что сказал Посланник Аллаха — да благословит его Аллах и род его! — чтобы он встал и засвидетельствовал о том, что слышал. Пусть встанет только тот, кто видел его собственными глазами и слышал его собственными ушами. Встали тогда тридцать человек из сподвижников, среди которых было двенадцать человек, участвовавших в сражении при Бадре. Все они засвидетельствовали, что Пророк взял Али за руку и сказал людям: Знаете ли вы, что я ближе к верующим, чем они сами к себе?. Они сказали: Да, Он сказал: Кому я был покровителем, ему вот он покровитель. (Ал-Мураджа"ат, с. 194. Изд. Дар ас-Садик, Бейрут.).

Собрание во дворе соборной мечети в Куфе и свидетельствование тридцати сподвижников о словах Посланника Аллаха имели место в годы правления Али — мир ему! — после 35 года хиджры, то есть спустя 25 лет после дня Гадира. Если учесть, что многие старые сподвижники погибли к тому времени в войнах в период правления предшествующих халифов, а многие разъехались по разным странам и не присутствовали тогда в Куфе, мы поймем важность этого исторического свидетельства о событии в Гадире. Это свидетельство приводит в своем сборнике хадисов имам Ахмад бин Ханбал, который пишет: Все они встали, Не встали только трое, которых поразила его мольба. (Ал-Ма"ариф ли-Ибн Кутайба, с. 194, в главе, где речь идет об обладателях недугов.) Среди тех, кто не встал, был и Анас бин Малик. Али — мир ему! — сказал ему: Малик, ты не встаешь и не свидетельствуешь вместе со сподвижниками Посланника Аллаха о том, что ты слышал от него в тот день? Он ответил: О повелитель верующих! Я состарился и забыл! Али сказал: Если лжешь, да поразит тебя Аллах проказой! Не успел Малик встать, как лицо его побелело проказой. После этого он говорил: Меня поразила мольба благочестивого раба. (Ал-Ма"ариф ли-Ибн Кутайба, с. 194, в главе, где речь идет об обладателях недугов.)

Абу Туфайл, которому Умар поручил руководить советом, услышав хадис о Гадир Хумме от Зайда бин Аркама, удивился тому, как могла община, рассказывающая от своего Пророка предание о назначении Али — мир ему! — в день Гадира, отклонить это дело от него. Абу Туфайл, кажется, даже засомневался в достоверности того, что рассказывают про это дело, и растерянно спросил у Зайда, когда услышал от него это предание: Ты услышал это от Посланника Аллаха? Зайд ответил, что хотя в Гадир Хумме и было в тот день много людей, однако, каждый, кто был там, видел Пророка своими глазами и слышал его своими ушами. И Абу Туфайл понял тогда, что дело было именно так, как передают. (Сахих Муслим, т. ii/325; ал-Хасаис ли-Насаи, с. 23. Изд. ал-Хайдарийа; ал-Мустадрак, iii/109; Канз ал-"уммал, 1/48.)

Достаточно нам из этой истории и того, что рассказывает имам Ахмад бин Ханбал, ссылаясь на Абу Туфайла. Абу Туфайл передает: Али собрал людей во дворе мечети и сказал им: Я призываю Аллаха в свидетели, пусть. же встанет и засвидетельствует каждый мусульманин, услышавший слова Посланника Аллаха в день Гадир Хумма, о том, что он услышал. И встали тридцать человек и засвидетельствовали, что Пророк взял Али за руку и сказал людям: Знаете ли вы, что я ближе к верующим, чем они сами к себе? Они сказали: Да, о Посланник Аллаха! Он сказал: Тот, кому я был покровителем, тому вот он покровитель. О боже! Будь покровителем тому, кто был его другом, будь врагом тому, кто был его врагом! Абу Туфайл сказал: Я вышел, и никак не мог успокоиться! Встретил я Зайда бин Аркама и сказал ему: Я слышал как Али говорил так-то и так-то. Зейд ответил: А что же ты отрицаешь? Я слышал как Посланник Аллаха говорил ему это. (Муснад ал-имам Ахмад бин Ханбал, iy/370.)

Ссылки Али — мир ему! — в качестве доказательства своей правоты на слова Пророка, сказанные им в Гадир Хумме, не ограничиваются только этими примерами. Он неоднократно пользовался этим хадисом как доказательством своего имамата и во время верблюжьей битвы (верблюжья битва — битва между сторонниками и противниками Али /656 г./, которая названа так потому, что в ней участвовала на стороне противников Али А"иша, вдова Пророка Мухаммада, восседавшая в паланкине на верблюде, который споткнулся и упал, сбросив с себя А"ишу.) и битвы при Сиффине, а также в хутбе в мечети Пророка в присутствии двухсот человек из числа знатных му-хаджиров и ансаров. (фараид ас-симтейн, глава 58.)

Но вместе с тем, имели место и факторы, способствующие тому, что Али — мир ему! — после событий в Сакифе не выразил резкую реакцию на происходящее, а проявил терпение. Он сам говорил по этому поводу: Я терпел, проглатывая обиду, и печалясь следил как грабится мое наследство. Здесь нам полезно было бы обратить внимание на содержание ответа ученого-богослова Шараф ад-дина на письмо шейха Салима ал-Бишри ал-Мисри, где говорится:

Люди знают, что Имам и другие его близкие из рода Хашима и из других родов не присутствовали при присяге /Абу Бакру/ и не пошли в Сакифу в тот день. Они были далеки от нее и от всего того, что происходило там. Они все были заняты постигшей их в связи с кончиной Посланника Аллаха великой бедой и тем, что подготавливали его — да благословит его Аллах и род его! — хоронили его и находились при его святейшей могиле, в то время как люди, собравшиеся под навесом, завершили свое дело, закрепили присягу и утвердили решение. Эти люди пришли в согласие и решительно постановили выступить против всякого слова или действия, которое могло бы ослабить их присягу или задеть их решение, либо расстроить или беспокоить их людей. Далеко от Сакифы и от присяги Абу Бакру находился тогда Имам, куда ему до возражения им? Каким образом ему или кому-нибудь другому удалось бы привести доводы в защиту своего дела после того, как присяга уже имела место, а люди, обладающие полнотой власти, решили строго действовать.

Али — мир ему! — хорошо понимал, что всякое выступление против них не поможет, а напротив вызовет смуту, которая станет причиной того, что он вовсе потеряет возможность получить свое право. Он испытывал чувство тревоги за судьбу ислама и учения единобожия. Он подвергался в те дни такому тяжкому испытанию, которого не перенес бы никто. Он тяжело переживал две великие беды: с одной стороны, халифат с его явными указаниями и наставлениями звал его на помощь, провоцируя его своими жалобами, ранящими и разрывающими сердце, а с другой — выходящая из берегов смута предвещала ему опасность восстания всего Аравийского полуострова и вступления арабов в открытую борьбу, что наряду с угрозами лицемеров из числа жителей Медины было бы губительным для ислама. Подогреваемое ими недовольство бедуинов могло в любое время вырваться наружу. На лицемерие бедуинов ясно указывает Коран, который гласит; Бедуины — еще сильнее в неверии и лицемерии и способнее не знать границы того, что низвел Аллах Своему Посланнику. /9: 97/. Бедуины после смерти Пророка освободили себя от всяких обязательств и данных ему клятв, Они стали намного сильнее, а мусульмане, наоборот, ослабли и стали подобны овцам, подгоняемым в темную ночь кровожадными волками и лютыми зверьми, подобно лжепророку Мусайлиме, клеветнику Тулайхе бин Хувайлиду и обманщице Саджах бинт ал-Харас. Они пытались сокрушить ислам и уничтожить мусульман в то время, когда византийские императоры и персидские кесари и прочие цари устраивали засаду на мусульман.

Смерть Пророка дала им возможность пользоваться сложившимися обстоятельствами и нанести удар исламу и мусульманам.

Али — мир ему! — чувствовал и видел эти опасности и естественно, пожертвовал своим правом ради ислама. Однако, он сохранил за собой право на халифат и на протест против тех, кто отказал ему в этом праве, Но он намерен был сделать это таким образом, чтобы это не было использовано для раскола мусульман и разжигания смуты среди них. Он сидел у себя дома, пока его не вывели оттуда против его воли, но без применения силы, Если он поспешил бы идти к ним, то довод его оказался бы неполным, а доказательство его партии не было бы очевидным. Но он совместил свои действия, направленные на защиту религии и сохранение за собой права на руководство мусульманами. Когда он увидел, что защита религии и отпор действиям своих врагов зависят в те дни от прекращения враждебных действий и примирения, он принял трудный для себя путь примирения и предпочел идти на перемирие с обладающими полнотой власти ради сохранения общины, заботясь о безопасности религии, дорожа верой, предпочитая потустороннюю жизнь ближайшей жизни, исполняя требование религиозного закона и разума предпочитать в момент возникновения противоречия важнейшее важному.


Хадисы пророка (ДБАР) об имаме Али (ДБМ)

Бесспорное право Али (ДБМ) на имамат

Доказательство имаматства Али (ДБМ) и необходимость подчинения ему

Для всякого, кому я (Посланник Аллаха) являюсь господином, Али является его господином

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения