• Число посещений :
  • 4706
  • 3/1/2009
  • Дата :

Рудаки: Отец персидской поэзии

(часть 12)

рудаки

Если до Рудаки существовали первые поэты и прозаики, написавшие на фарси, то в чем заключается заслуга Рудаки в формировании персидского литературного языка? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, следует раскрыть тайны поэтического мастерства и стиля изложения поэта.

 

Рудаки вышел на арену творческой деятельности в шестидесятые годы девятого века, когда уже было написано определенное количество образцов поэзии и прозы на языке фарси. Но в этот период персидский литературный язык и литература на нем, еще находились на стадии своего формирования и становления, они еще не имели свою поэтическую школу, не накопили достаточного опыта и мастерства в стихосложении. Основными источниками образования и литературного мастерства поэтов этого времени были Коран, арабский язык и литература, религиозные мусульманские науки и т.д.

 

В таких условиях легче было стать арабоязычным поэтом или двуязычным, какими стали его современники Абутаййиб Мисъаби, Башшар Маргази, Абузар Бузджони, Абуабдаллах Мухаммад Джунайди, Абулхасан Огоджи, Мантики Рози и др.

Но Рудаки стал первым крупным поэтом Хорасана, писавшим на языке фарси.

Здесь оказали значительное влияние два фактора:

 

Первый: самаркандские правители требовали от своих поэтов творения стихов на языке фарси-дари;

Второй: большинство населения, подвластного саманидам, говорили и понимали фарси.

 

Рудаки, используя и продолжая первые опыты и достижения своих предшественников в области персидского литературного языка и поэтического мастерства, шлифуя поэтический язык и исправляя ошибки своих предшественников, создал прекрасную поэзию на фарси, ставшей вскоре известной во всем арабском халифате. По выражению французского ориенталиста Дармстетера, Рудаки посадил на трон поэзию фарси. В стихах Рудаки встречается незначительное количество арабизмов и тем самым обеспечивается самобытность и оригинальность литературного языка периода жизни поэта. По вопросу использования незначительного количества арабизмов в стихах Рудаки и его современников, некоторые исследователи, в том числе иранский Мухаммад Джафар Махджуб, выражают точку зрения, что эта тенденция в поэзии X века была целенаправленной, имеющей целью уменьшить влияние арабского языка в языке поэзии на фарси. Другой иранский исследователь Забихулла Сафа объясняет это тем, что Рудаки и его со¬временники не ставили особой целью не заимствовать арабские слова.

 

Используя опыт предшественников, народную словесность и свой поэтический гений, Рудаки разработал свой стиль изложения, который называется «гениальная простота». Этот стиль поэта объясняется в его Касыде: «Слова все прекрасны, а смысл их легко воспринимается».

 

Согласно комментарию И.С. Брагинского, сам Рудаки дает меткую точную характеристику своей художественной манере. Мастерство Рудаки и его заслуга в завершении стадии становления персидского литературного языка и поэзии на нем заключается в том, что он впервые создал с точки зрения формы и содержания, доведенные до совершенства поэтические произведения. В его творчестве встречаются завершенные поэтические формы и жанры, такие как дубейти, рубаи, китъа, газели, касиды, маснави. Рудаки, будучи родоначальником письменной персидской поэзии, вместе с тем явился в некотором смысле завершителем наиболее раннего, можно сказать зачаточного периода ее сложения.

Анализ языка стихов Рудаки свидетельствует, что поэт черпал слова, выражения, афоризмы не из арабского языка, а из народного творчества.

Именно народность сказывается во всем: и в богатстве лексики, и в том, что он не перегружал свои стихи арабизмами, и в широком применении им присловий и поговорок, и в стремлении приблизиться к ритмике народной песни. Гениальное искусство Рудаки выросло на родной почве. Образная система и лексика в бейтах Рудаки отличаются приземленностью. Образы, служащие материалом для бейтов, часто заимствованы из реальной жизни. Это отражается на лексике Рудаки употребляет простые слова и образы даже в торжественных стихах, когда само содержание требовало, казалось бы, «высокого стиля».

 

Рудаки пересыпает свои стихи образами из трудовой жизни, из крестьянского быта, соответствующая лексика создает эстетику обычного и простого Иногда при помощи бытовых прозаизмов получается поэтическая миниатюра домашней идиллии, жизненная сценка. В его стихах привлекает именно их простота, свидетельствующая о глубоком знакомстве с крестьянским бытом, отсутствие всякой нарочитости, выспренности, сближающие их с народным творчеством. Значение образов указанных стихов и таких слов как дас, шабан, рамэ, акик, шакар и т.д., заимствованных из реальной жизни, состоит в том, что они придают стиху большую весомость, пластичность, приятно осязаемую шероховатость и выпуклость, убедительность, снимают с него всякий налет риторичности и лолировки, придают такую человечность поэзии, что она доходит до сердца читателя, отдаленного тысячью с лишним лет от Рудаки.

 

В поэзии Рудаки наблюдаются многие случаи по использованию слов и выражений, которые могут встретиться и в современном персидском языке. Лексический состав стихов Рудаки содержит много слов и выражений, которые по истечении 1150 лет понятны и зна¬комы современному персидскому читателю. Например, выражение «аз бар карданاز بَر کردن » в смысле выучить наизусть также знакомо и используется в современном персидском языке.

 

Результаты анализа, проведенного исследователем лексико-стилистических особенностей поэзии Рудаки Кутбоддином Мухтари доказывают, что лексические нормы языка эпохи поэта во многом совпадают с нормами современного персидского литературного языка. В поэзии Рудаки значительны литературно-книжные слова современного персидского языка. Среди литературно-книжных слов поэзии Рудаки можно выделить характерные словообразовательные средства. Ряд литературно-книжных слов образуется посредством аффиксов. Например: намардом - нечеловечный, бузургвар - великий, херадманд -разумный. Но для литературно-книжных слов эти средства не имеют особого значения и встречается значительное количество литературно-книжных слов, образованных без посредства аффиксов, таких как: биаканд - распространил, густард -расстилал, сепехр - вселенная, мир, нажанд -подлый, чуд - великодушие, пейкан - наконечник стрелы, араз -лицо, пирахан -рубашка, анджоман - сборище, собрание, набард - бой, сражение и т.д. Ряд фразеологических единиц, встречающихся в творчестве Рудаки таких как: даге чафа - пятно скорби, cap пичидан - отвернутся, назар духтан - смотреть, бар бад дадан - разнести в прах, аз рах бурдан - сбить с пути и т.д., можно отнести к литературно-книжным.

В наследии Рудаки наблюдается группа слов, которые сегодня употребляются как народно-разговорная лексика современного персидского языка.

Подобные слова широко применяются как в произведениях самого поэта, так и в поэзии его современ¬ников. Например, слово шурбахт- несчастный можно отнести к той же группе.

 

В творчестве Рудаки числительные хезар (тысяча) и сад хезар (сто тысяч) часто употребляется в значении очень многого или слишком большого количества чего-либо. В поэзии Рудаки также довольно часто используются народные пословицы и фразеологизмы, которые встречаются и в современном персидском языке. Например, поэт использует выражение «бе шаб сетаре шемурдан» для создания нового поэтического образа. Указанный фразеологизм в имеет значение «не спать всю ночь». Мастерство Рудаки и его огромную заслугу в становлении литературного творчества признали и высоко оценили еще при жизни поэта. Современник Рудаки, поэт и мудрец Шахид Балхи, сравнил изящество его стиля с Кораном. Младший современник Рудаки -Дакики признаёт его в качестве «имама искусства слова» и признанным мастером касыда. Из числа последующих Рудаки авторов Рашиди Самарканди, Низами Арузи и другие, также признали главенство Рудаки над персоязычными поэтами. Так, Рашиди подтверждает главенство Рудаки над поэтами. А известный знаток персидской поэзии Низами Арузи, живший в XII веке, называет Рудаки устадом, т.е. наставником всех пишущих в мире стихи. Как будто указанные слова Низами Арузи сказаны и об авторе антологии XV века «Тазкират ат - шуара» Давлатшаха Самарканди, который не понимал всей тонкости и изъящества и лишенных внешних украшений и излишних труднопонимаемых арабизмов стихов Рудаки. Давлатшах, не понимая сущность написанных на прекрасном персидском языке стихов Рудаки и оценивая их с точки зрения полного внешних украшений и тяжеловесной риторики своего времени, т.е. XV века, удивился, что какой «плохой» вкус был у людей в те времена, т.е. в X веке, раз они могли ценить такие простые безыскусные стихи. Но история литературы доказала, что именно эти простые и безыскусные стихи, созданные на основании богатой лексики языка фарси стали причиной бессмертия имени поэта и его творческого наследия. Известно, что основа литературного персидского языка были заложены до Рудаки, его предшественниками, такими как Ханзала Бадгиси, Мухаммад ибн Мухаллада, Мухаммад ибн Васифа Сагзи и другие.

Но огромная заслуга Рудаки заключается в том, что он, наравне с совершенствованием всех основных жанровых форм поэзии на фарси, играл важную роль в завершении стадии формирования литературного персидского языка.

Так как Рудаки, подобно своим предшественникам, в своих стихах не использовал часто архаистические пехлевийские слова, не допускал излишества арабизмов, не писал свои стихи на местных диалектах. Он является первым поэтом Аджама, написавшим свои стихи с использованием простых, красивых, понятных всем персидских слов, народных фразеологизмов, основывая этим Хорасанский стиль изложения в персидской поэзии. Именно поэтому стихи Рудаки понятны, близки и дороги всем читателям, знающим современный персидский язык. Как будто они написаны не в X веке, а созданы сегодня, в наше время.

 

Источник: russian.irib.ir

 

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения