• Число посещений :
  • 1149
  • 2/12/2012
  • Дата :

Ислам и русская идентичность (Ч.2)

ислам

В силу целого ряда исторических, геополитических и социокультурных причин интерес к мусульманской проблематике носил в России не только и не столько познавательный, сколько в первую очередь практический характер.

Тесная увязка религиозных вопросов с вопросами политическими была неизбежной в условиях полиэтничной и многоконфессиональной страны, опиравшейся на религиозную идеологию с ярко выраженным мессианским началом.

При том понимании политического измерения Православия и его социальных задач, которое существовало в России со времен возникновения централизованного русского государства, мусульманское общество представляло постоянную проблему, можно даже сказать, вызов, как для внутренней, так и для внешней политики государства. Стоит отметить, что складывавшийся веками, хотя и не безболезненно, бытовой опыт сосуществования людей различной вероисповедной и этнической принадлежности мало способствовал формированию государственной политики в области межконфессиональных взаимоотношений.

Многочисленное мусульманское население самой России представляло для русского государства крайне неудобный социокультурный феномен, не поддававшийся ассимиляции и интеграции в общество по той модели, которая представлялась власти оптимальной. На более высоком уровне рефлексии само существование Ислама как постхристианской версии монотеизма, апеллировавшей к Божественному откровению, представляло собой неразрешимую теоретическую проблему, решение которой не представлялось возможным иначе, как через приобщение мусульманского общества к ценностям европейской цивилизации, рассматривавшейся как христианская.

Значение Ислама и необходимость его осмысления признавали также и представители интеллектуальной элиты - ученые, философы, писатели. Так, В. Соловьев писал, что «значение Мухаммада (ДБАР) и основанной им религии в общих судьбах человечества так важно, что писатель, занимающийся религиозною философией и философией истории, не нуждается в особом оправдании, если он, не будучи ориенталистом, имеет собственное суждение о лице и о деле арабского пророка».

Первые попытки рационального осмысления Ислама как явления мировой истории и культуры появляются в России на рубеже XVIII - XIХ вв.

Тем не менее, эти попытки отнюдь не были свободны от явно тенденциозной, догматически окрашенной интерпретации.

Религиозно-философское объяснение роли мусульманского общества формируется в России в рамках так называемой историософии, возникающей в стране в 20-е - 30-е гг. XIX в. в связи с созреванием предпосылок для перехода исторического мышления на философский уровень. Поворотным для русской культуры пунктом в этом отношении, как и во многих других, была Отечественная война 1812 г. Однако формирование различных концепций роли и места России в истории человечества начинается в период правления Николая I. Этот процесс протекает в рамках характерного для всего XIX века противоборства между имперской идеологией и либеральным сознанием интеллигенции.

Для XIX века характерен процесс самопознания в зеркале западной культуры и поисков так называемого «нового религиозного сознания» в рамках христианского мышления. В этой связи отечественная философия истории носит преимущественно религиозный характер. Рефлексия исторической судьбы России проводится представителями этого направления в тесной увязке с переживанием ее религиозно-исторического опыта.

В принципе, религиозно-философское восприятие мусульманской проблематики в России носило антиномический характер и совмещало в себе противоречивые тенденции.

Наиболее полно антиномический характер восприятия Ислама выразил В. С. Соловьев.

Развитие взглядов этого мыслителя на Ислам фактически повторяет путь, пройденный всей русской мыслью. Если в одной из первых своих работ, затрагивавших мусульманскую проблематику, Соловьев характеризует Ислам как косную силу, подавляющую личность ради целого, противостоящую творческому началу в истории, то впоследствии из-под его пера выходит работа «Магомет. Его жизнь и религия», ставшая, по словам многих авторов, своеобразной христианской апологией Ислама. Будучи глубоко верующим христианином, автор вплотную подошел к признанию пророческой миссии Мухаммада (ДБАР). «Если признавать в истории внутренний смысл и целесообразность, - отмечал он, - тогда, без сомнения, такое мировое дело, как создание Ислама и основание мусульманской культуры, должно иметь провиденциальное значение, и миссия Мухаммада (ДБАР) не может быть отнята у него...».

Анализируя исторические и духовные истоки Ислама, Соловьев указывает на то, что Мухаммад (ДБАР) подчеркивал единство веры всех пророков и рассматривал свою миссию как восстановление изначальной веры Авраама, Моисея, Иисуса (мри с ними!). Русский философ опровергает также расхожие заблуждения относительно Ислама, в частности, представление об абсолютном фатализме мусульманской религии.

Следует отметить, что проблема осмысления Ислама и мусульманского общества имела для представителей русской религиозно-философской мысли существенное значение. При этом исламский культурно-исторический материал использовался русскими мыслителями главным образом как инструмент для понимания исторических и духовных перспектив собственно России и русского православия.

Источник:

nb-info.ru

Ислам и русская идентичность (Ч.1)

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения