• Число посещений :
  • 1348
  • 14/12/2011
  • Дата :

Исламская революция и великая роль имама Хомейни

исламская революция и великая роль имама хомейни

Согласно марксистско-ленинской методике, в то время иранскую революцию ставили в один ряд со всеми народными движениями против империализ‌ма. Существовала расхожая фраза, что массы не желают жить по-старому, а верхи неспособны... Ре‌волюцию делили на этапы, во время которых она перерастала в антимонархическую, а движущей си‌лой ее объявлялась городская беднота, кустари и мелкие торговцы на первом этапе, после расправы шахской армией с мирной демонстрацией в городе Куме 9 января 1978 года. Второй этап исчисляли с 8 сентября, "черной пятницы", когда на улицы Теге‌рана высыпали миллионы, а убитых армией и тай‌ной полицией было не счесть, и тогда движущей си‌лой стал пролетариат с присоединившейся к нему либеральной интеллигенцией, который уверенно двинулся к третьему, победному, этапу "независимо от воли и желания богословского руководства", чтобы после бегства шаха Мухаммеда Резы Пехле‌ви из Ирана под предлогом "ухода в отпуск" в январе 1979 года наступило непременное "триумфаль‌ное шествие революции по всей стране", сметающее двоевластие.

Накатанная фразеология не могла скрыть просту‌пающее в газетных статьях беспокойство по поводу тех же самых "движущих сил", поскольку сюда как-то не укладывалась ни демократическая направлен‌ность революции, ни ее идеологическая и организаци‌онная религиозная основа.

Все чаще поговаривали о "мелкобуржуазном, реакционном" и даже "репрессив‌ном в отношении левых и демократических сил" характере революции. Противоречий было много.

И все чаще упоминалось имя аятоллы Хомейни, который до 1 февраля 1979 года жил под Парижем, но держал руку на пульсе революции и давал указа‌ния и политические лозунги ее руководителям - мусульманским богословам - по телефону. Богословы и революция. Понятия явно не совместимые для догма‌тических мозгов, которые при одном упоминании ре‌лигии испытывали враждебное чувство.

Весь мир облетели телевизионные кадры его встречи в Тегеране, всем запомнился красивый ста‌рик, бережно поддерживаемый, спускавшийся по тра‌пу с самолета. Оторвавшись от него, объективы за‌печатлели океан восторженных лиц...

Однако то, что проповедовал и осуществлял ая‌толла, не нравилось ни рассудочно-лицемерному Западу, ни атеистическому Востоку, как называл он социалистический лагерь", и с обеих сторон на не‌го выливались ушаты лжи, обвинений в тайной принадлежности к одной из сил, соперничавших в холодной войне". Но толком его никто не знал.

В секретных справках, поставлявшихся в Кремль востоковедами в штатском", сейчас можно прочесть, что он де был крупным помещиком, замешан‌ным в связях с гитлеровской агентурой во время вой‌ны, а после нее - одним из руководителей фундамен‌талистской террористической организации "Поборни‌ки ислама". Перевирался даже год его рождения, при‌бавлялось несколько лет, выходило почти 80, что на старцев из Политбюро действовало ободряюще - мы моложе, поживем еще, покомандуем.

Так уж получилось, что иранская революция и наш ползучий переворот назревали почти в одно и то же историческое время. Есть и еще одно сходство - у истоков обоих событий стояли старцы. На этом совпа‌дение заканчивается.

О наших старцах известно все: и как их сажали одного за другим в кресло генсека по мере вымира‌ния, и как этих дряхлых роботов подключали вилкой к аппаратам, поддерживавшим их угасавшее созна‌ние, и как вокруг них происходила замена честных недотеп, веривших еще, что из бессовестной атеи‌стической толпы можно построить справедливое об‌щество, на шкурников, не веривших ни во что, кроме "общечеловеческих ценностей", то есть денег, добы‌ваемых под сенью "свободы" ограблением миллионов жителей "этой страны".

Шестидесятилетний шах Мухаммед Реза казался совсем несмышленым мальчишкой. С ним встреча‌лись, когда он посетил СССР с еще первой женой-красавицей, которую звали Сурайя. Перипетии его бурной семейной жизни обывательски и не без удо‌вольствия обсуждались. Он был ближе и понятней, пытался осуществить какую-то "белую революцию".

Что же касалось его тесной дружбы с Израилем и Соединенными Штатами, то проамерикански настро‌енные советники старцев успокаивали: "Восток - дело тонкое. Восток бурлит и полон стремления стать под эгиду развитого социализма. В самом Иране креп‌нет влияние прокоммунистической Народной партии (Туде). Назревает революционная обстановка и в со‌седнем с Ираном Афганистане, и все можно взять под контроль, если заварить там кашу и ввести огра‌ниченный контингент".

Религиозный аспект восточной проблемы был хо‌рошо известен этим советникам, но они умалчивали о нем, тонко рассчитав, что СССР увязнет в этой войне первом звонке упадка и распада империи.

В Америке и Израиле, которым аятолла Хомейни попортил немало крови, выкинув из Ирана вместе с шахом их разведчиков, советников и бизнесменов, грабивших страну, политологи и журналисты не очень утруждали себя изучением его взглядов и личности, употребляя весьма ограниченное число слов: "фанатизм", "радикализм", "терроризм", а чаще все тот же "религиозный фундаментализм".

Кстати, отметим, что после нарушения мирового баланса сил Запад-Восток и сосредоточением воен‌ной мощи в НАТО из политического лексикона за‌падных и российских средств массовой информа‌ции, скупленных на корню мировым сионизмом, вы‌пало словосочетание "освободительная борьба", за‌мененное на отрицательно окрашенное слово "тер‌роризм". Даже целые государства объявляются "террористическими", как то Иран и Ливия, не говоря уже о борьбе палестинского народа, изгнанного со своих территорий Израилем, действия которого одобряются по двойным меркам, какие бы преступ‌ления ни совершались.

Нотка объективности в хоре охаивания прозвучала лишь в статье, опубликованной 4 июня 1989 года, на другой день после кончины Хомейни, в газете "Нью-Йорк тайме":

"Жизнь аятоллы Хомейни была так туманна, так обросла мифами и слухами, что долго спорили, а то и вовсе не знали, кто были его предки, каково его на‌стоящее имя и дата рождения. Но когда он с триум‌фом возвратился 1 февраля 1979 года (после 15 лет изгнания), не осталось никаких сомнений относитель‌но того, кто этот старик и чего он хочет для своей древней страны".

Источник: "НЕБО НАД ИРАНОМ ЯСНОЕ" - Очерк политической биографии имама Хомейни/ Автор: Дмитрий Жуков.


Возродивший чистый ислам

Исламская Революция – одно из проявлений восстания Имама Хусейна (да будет мир с ним)

Победа Исламской Революции и пробуждение исламской уммы

Имам Хомейни глазами видных мировых деятелей

Исламское пробуждение в воззрении имама Хомейни 1

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения