• Число посещений :
  • 1093
  • 14/12/2011
  • Дата :

Имам Хомейни - натура цельная

имам хомейни

В эпоху всеобщего разочарования в личностях, пы‌тавшихся изменить мир в лучшую сторону революци‌онным путем, и робких упований на чудо появления вождя, верующего и достойного доверия, лишенного чувства самолюбования и корысти, жажды власти и равнодушия к народным страданиям, что сказали бы вы о таком феномене?

С детства он был памятлив, серьезен, благочестив и неспособен к дурным поступкам. По семейной тра‌диции, он избрал карьеру ученого-богослова и прошел все ее стадии, являя собой образец послушания учи‌телям и усердия в постижении религиозных догм и множества языков и наук, что, однако, не иссушило его души, оставив место творческим сомнениям, по‌эзии и стремлению сблизить мистические абстракт‌ные теории с вечнозеленым древом жизни.

Во благовремении он женился и обрел в семейной жизни любовь и верность, был счастлив в пятерых детях, радовавших его своими успехами и привязан‌ностью, освятившей всю их жизнь. Он был всегда справедлив и проницателен - от его зорких глаз не укрывалось ни одно дурное поползновение общавших‌ся с ним, как и многообещающие их задатки. Велико‌лепный педагог и оратор, он вырастил учеников, не только навсегда оставшихся верными его идеям, но и готовых отдать за него жизнь. Натура цельная, он никогда не кривил душой, вы‌сказывался свободно и так убедительно, что его пре‌восходство редко вызывало неприязнь коллег, кото‌рых он не заслонял собой в собраниях, четко разгра‌ничивая тщеславие и дело. Написав несколько десят‌ков объемных трудов и обретя соответствующие зва‌ния, он по праву считался авторитетнейшим ученым, но не стремился к какой-либо власти, даже академи‌ческой, пока политика сама не вторглась в его мир, посвященный Богу, и не заставила безоглядно отстаи‌вать свои идеалы.

Это случилось, когда ему минуло шестьдесят, когда тирания замахнулась на все, чем он жил, на Божественное право, которое он знал назубок, и он обрушился на тиранию со всем пылом своей без‌грешной души, в одночасье превратившись в хариз‌матического лидера, обретя невиданную духовную власть над верующими и вспомнившими о вере предков, находя без всякой натуги яркие слова, еще больше будоража мятущихся и в то же время, давая им чувство уверенности в том, что они, наконец, на‌шли смысл жизни.

Его арестовывали и запугивали, но он ни разу не пошел на компромисс с теми, кого считал недругами народа и хулителями Бога. Его выслали из страны, но в пятнадцатилетнем изгнании, ни на день не стихал его громовой голос, долетая до самой ничтожной из хижин на родине. Чистота его помыслов, неподдель‌ная искренность, безыскусная гениальность его посла‌ний и речей, всем известный аскетизм и неуклонность в соблюдении религиозного долга, совершеннейшая неспособность замечать жизненные неудобства, пре‌зрение к политиканству и уважение к политике, если она полностью подчинена Божественному праву, вселяли надежду на приход царства справедливости и духовного очищения.

Он вернулся на родину в разгар народных волне‌ний, встреченный миллионами сторонников, возглавил революцию, а после победы ее создал государство, подсказал ему выстраданные в изгнании законы, обеспечивавшие народовластие, гарантией которого стал он сам.

Полностью лишенный капризов, свойственных властителям и победившим революционерам, он меч‌тал об одном - собственным примером и словом воз‌действовать на каждую личность так, чтобы она сво‌им стремлением к совершенству и знанию приблизи‌лась к Богу, и это во многом ему удалось.

Он вознесся на самый верх власти, став духовным лидером большой и богатой страны, в которой помимо него были президент, правительство, парламент и прочие известные и новые институты, но не менял об‌раза жизни, обитал в арендуемом на собственные средства скромном домике. Скончавшись почти в де‌вяносто лет, он не оставил после себя никакого иму‌щества, раздарив даже то, что осталось от родителей. История отношений нашей страны с Ираном, если считать и легенду о неудачном походе Дария на ски‌фов, набеги казаков на персидское побережье Кас‌пийского моря, имперские войны за Кавказ, Туркман-чайский мир и гибель Грибоедова в Тегеране, в стари‌ну развивалась бурно. В свое время мне хотелось на‌писать книгу о Грибоедове, и я собирался поехать в Иран, чтобы разобраться в таинственных причинах его гибели, но не поехал, не дали выездной визы, по‌тому что на страницах советских газет замелькали сообщения о тамошних "беспорядках" и впервые поя‌вилось незнакомое звание и имя - аятолла Хомейни.

Однако в 1978 году я все же опубликовал корот‌кий очерк "В последнем завидном году" после своей поездки по Кавказу, проследил путь Грибоедова до персидской границы, описал место встречи двух вели‌ких поэтов - Пушкина и изуродованного тела россий‌ского посла в Персии, которое везли на арбе. Вспом‌нил упрек Пушкина: "Как жаль, что Грибоедов не ос‌тавил своих записок! Написать его биографию было бы делом его друзей; но замечательные люди исчеза‌ют у нас, не оставляя по себе следов. Мы ленивы и нелюбопытны..."

Поехать в Иран удалось лишь теперь, но уже с другой целью - побольше узнать еще об одной феноменальной личности, исключительном явлении в исто‌рии человечества, богослова, революционера и вождя, превосходно знавшего, что слово "феномен" в его пер‌вом значении есть нечто субъективное, существую‌щее только в сознании и противопоставляемое фило‌софом Кантом непознаваемой "вещи в себе", "нуомену". Но кроме блестящего знания философии, начиная с древнейшей, аятолла Хомейни был и прирожден‌ным поэтом, что немудрено в стране, которая возвела мавзолеи над могилами таких всемирных знаменито‌стей, как Рудаки, Фирдоуси, Хафиз, Саади и Омар Хайям, и окружила каждый морем благоуханных роз. Это далеко не главное в его жизни и деяниях, но и не последнее, если принять во внимание слог его речей и посланий, способность говорить так, что его меткие слова и выражения стали, как и грибоедовские, как и пушкинские, достоянием повседневной народной речи. В моем старом очерке был намек на то, что позже назвали Исламской революцией, ради которого я по‌зволю себе привести несколько абзацев, для меня не лишних здесь и написанных после разговора с то‌гдашним председателем иностранной комиссии Союза писателей, востоковедом по образованию.

- Не поедете в Иран, - категорически сказал он. - Благодарите за это имама Хомейни.

И язвительно добавил:

- Нам новые жертвы не нужны... "По нынешним временам Тегеран не так уж и да‌лек. Всего несколько часов лету. Но бурные события сдвигают время, увеличивают расстояния (подчерк‌нуто сейчас - Д.Ж.), и недосягаемым становится для меня Александр Сергеевич Грибоедов, тот, что сидит, скрестив ноги и углубившись в чтение какой-то бума‌ги в кресле... на невысоком пьедестале во дворе ди‌пломатического здания в иранской столице. Его осеня‌ет листва высоких деревьев, у ног - большая клумба, розы цветут там, в январе, источая аромат, навевая обманчивый покой...

Прошло ровно полтора века с тегеранской траге‌дии, вызванной неразличимо сплетенными английски‌ми происками, ненавистью к Грибоедову родственника шаха и бывшего премьера Аллаяр-хана, который по‌слал в злополучный день своих людей к русской мис‌сии, чтобы подогревали толпу выкриками: "Господин приказал убить русского посла...", провокационным выстрелом у ворот посольства, преступным бездействием шаха, до того говорившего: "Кто меня избавит от этой собаки-христианина!", подстрекательством ши‌итского духовенства, действиями самого Александра Сергеевича, верного своей клятве: "Голову мою поло‌жу за несчастных моих соотечественников..." Другая эпоха, другие страсти бушуют сейчас со‌всем рядом с армянской церковью в Тегеране, где в братской могиле спят вечным сном служащие рус‌ской дипломатической миссии, убитые ровно полто‌ра века назад".

Я до сих пор жалею, что не поехал тогда в Иран и не стал свидетелем исторических событий, кото‌рые ныне описаны нашими ирановедами по уже на‌писанному, как это буду делать и я, а подлинным дыханием революции от бумаги не веет.

Источник: "НЕБО НАД ИРАНОМ ЯСНОЕ" - Очерк политической биографии имама Хомейни/ Автор: Дмитрий Жуков.


Имам Хомейни глазами видных мировых деятелей

Исламское пробуждение в воззрении имама Хомейни 1

Исламское пробуждение в воззрении имама Хомейни (часть 2)

Имам Хомейни - вестник исламского пробуждения на Ближнем Востоке

Послание Имама Хомейни М. С. Горбачеву

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения