• Число посещений :
  • 577
  • 21/11/2011
  • Дата :

Науку и веру превратили в невежество

имам хусейн

Шаг за шагом с восстанием имама Хусейна (ДБМ) (часть 8)

"Но те (чье сердце по земле) в грехах (блуждает),

Желая смуты, измышляют смысл скрытый!. (Коран. 3:7)

 

Как наш взгляд на восстание имама Хусейна (ДБМ)?

Анализ событий 61-ого года хиджры

Как поступили люди Куфы с внуком Пророка (ДБАР)?!

Участники собрания в Сакифе - истинные убийцы имама Хусейна в Кербале

Племенная злобность и жажда мести

Искажение истин ислама

Главные факторы крушения мусульманского общества после кончины пророка

 

Несомненно, в Коране больше, чем в какой-либо другой религиозной книге, уделено внимания науке и мышлению. Мы располагаем и множеством стихов (аятов), в которых Коран остерегает людей от слепого следования чему-то и подвергает осуждению традиционные религиозные верования. Однако мы не находим никаких признаков того, что Пророк ислама использовал бы для пропаганды своего дела то, что в последующие времена в исламских научных центрах называлось логическим доказательством.

Пророк, намереваясь ознакомить людей с Богом, обращает их внимание на существующие в природе вещи: «Почему они (люди) не смотрят на небеса и облака - каким образом они сотворены? Разве они не сознают, что эти горы, реки, луна и звезды не сотворены напрасно, и кто кроме Бога является повелителем неба и земли?; разве они не видят, что все то, что в этом мире есть, уничтожается, только Бог является вечным?» Он (Пророк), когда намеревается доказать [существование] Бога самым веским доказательством, говорит: «Бог ближе к вам, чем шейная артерия»; далее для того, чтобы сделать Бога более ощутимым, говорит: «Разве в существовании Бога - сотворителя небес и земли - есть сомнение?», «Если бы Бога не существовало, то миропорядок был бы нарушен». Нет сомнений, что когда пророк Мухаммад читал стихи Корана людям и перечислял атрибуты Бога, такие как: всезнающий, сотворитель, могучий, всеслышащий, всевидящий, - то его сторонники что-то извлекали из этих вышеуказанных атрибутов. Но бесспорно и то, что они никогда не размышляли об этих атрибутах и не вникали, каким образом эти атрибуты соотнесены с Богом; они не вникали в то, являются ли атрибуты Бога самой Его сущностью или же они добавлены к Его сущности; или же в то, каким образом Бог познает частные вещи; или же в то, происходит ли изменение, которое мы видим в частных вопросах, в божественном знании или нет; является ли божественное знание причиной реализации вещей, и поэтому когда Бог знает что-то, то эта вещь должна существовать, так как существует в божественном знании, с тем чтобы не было игнорировано божественное знание, или же Его знание не есть причина [существования] вещей?; или же в то, свободен человек в своей [судьбе] или действует по принуждению. Ограниченный разум этих людей и неискушенность их разума в таких обсуждениях и дискуссиях не оставляли места для таких вопросов.

Факторов, способствующих обращению людей к исламу, было два:

1) глубокая вера

Пророка в самого себя и в свой призыв и внедрение этой веры в сердца людей посредством возбуждения естественной здравой их природы; то есть та сила, которая в последующие годы в исламской этической науке называлась уравновешенной способностью различения, посредством которой ученые-этики пытались предостеречь мусульман от мышления в русле двух сторон чрезмерности и крайности, которые называют глупостью и тупоумием, с тем, чтобы эта способность проявлялась в их душах;

2) вера и убежденность

людей в правдивости Мухаммада и в то, что говоримое им исходит от Бога. Мы не располагаем никакими данными, что во времена Мухаммада имели место рассуждения и замечания, которые были во второй половине первого века хиджры. Более того, вера и доверие мусульман к своему Пророку в его времена была такова, что что бы он ни говорил, люди воспринимали его слова безоговорочно.

Когда люди, обращаясь к Абу Бакру, сказали: «Вы знаете, какие новые притязания сделал ваш друг?», он спросил: «Какие?» «Он говорит: "Вчера меня вознесли в небеса"». Абу Бакр сказал: «Раз он сказал так, то это правда».(1)

В принципе примитивная природа и врожденная чистота характера кочевника Аравийского полуострова и даже городских жителей препятствовали их вступлению в такие диспуты (рассуждения), т.е. степень

их доверия к Пророку была такова, что они не позволяли себе задумываться о метафизических вопросах, не говоря уже о том, чтобы для устранения своих сомнений обратиться к логике и диалектике. Случалось и так, что какой-нибудь человек, услышав от Пророка произнесение «Во имя Бога милостивого и милосердного», тут же воспринимал ислам. Как, например, писали о том, как воспринял ислам Адас, раб Утбы и Шейба.(2)

Бывало и так, что самые заклятые враги Пророка, услышав и прочитав несколько стихов Корана, смягчались и воспринимали ислам. Относительно того, как принял ислам Омар писали, что когда он услышал, что его сестра со своим мужем приняли новую религию, он направился к ним домой, где в это же время находился Хабаб ибн Арт и учил их чтению Корана; он, увидев Омара, скрылся. Сестра Омара спрятала страницу Корана под своей юбкой, дабы Омар не увидел и не порвал ее. В конце концов, после

долгих дебатов и споров между братом и сестрой, и после того, как Омар дал слово, что не порвет страницу Корана, и после того, как он для получения страницы Корана очистил себя, она дала ему страницу Корана. Омар задумался и сказал: «Какие красивые и глубокие слова». Писали, что на той странице было несколько стихов из суры (3) «Марьям», и Омар, прочитав их, принял ислам.2 Омар и Адас были не единственными, кто, услышав имя Бога или прочитав несколько стихов из Корана, стали мусульманами. Мы знаем десяток таких людей, которые приходили к Мухаммаду, чтобы поспорить с ним и высказать свое возражение и отказ от [ислама], однако, побеседовав и услышав от него главы из Корана, тут же становились мусульманами.

Однако несколько лет спустя, когда Али посылает своего двоюродного брата Абдуллу ибн Аббаса для переговоров с хавариджами, он предупреждает его: не говори с этими людьми (т.е. хариджитами) о Коране, ибо аяты Корана обладают различными оттенками значения, и когда ты говоришь со своим оппонентом языком Корана, он может интерпретировать его в другом смысле и ты не сможешь ответить ему о [другом значении аята].

Во время войны в Нахраване, мы видим, когда некоторые оппоненты Али выходили на поле боя, читали какие-то стихи Корана, с тем чтобы косвенно сказать Али: поскольку ты стал неверным, то прежние хорошие твои деяния также исчезли. Однако в течение четверти первого века ислама мы не находим каких-то примеров таких толкований. Тогда что случилось в исламском обществе, где происходили такие изменения в понимании смысла Корана? Увидим ли мы что-то кроме каких-то спекулятивных споров, в которые вступили мусульмане, которые расшатали дух их веры, или их природа отклонилась от прямого пути, или же имеются другие причины? Как нами было сказано выше, люди во времена пророка Мухаммада, в силу их веры в слова Пророка, даже не позволяли себе думать о метафизических вопросах. Состояние покорности и удовлетворенности, а также правдивость Мухаммада создавали в душах людей такое глубокое единобожие, что не оставалось места для проникновения каких бы то ни было сомнений и колебаний. Дело доходило до того, что они боялись размышлять о своем

убеждении. Однажды пришел к Мухаммаду один человек и сказал: «О Божий пророк, догадайся о моем внутреннем состоянии, ибо я сбился с пути». Мухаммад в ответ сказал: «Я знаю, что к тебе приходил дьявол и спросил тебя: "Кто тебя сотворил?" Ты ему ответил: "Бог! " Тогда он спросил тебя: "А кто сотворил Бога?" Но ты не смог ему ответить. Разве не так?» Тот сказал: «Клянусь именем Бога, который послал тебя для пророчества, было именно так» (4)1 Из содержания этого вопроса и ответа мы понимаем, что мусульмане принимали все, что говорил Мухаммад, но если случалось, что они в чем-то сомневались, то они обвиняли себя в заблуждении. Однако не прошло и одного столетия, и один человек спросил у Али: «Наш поход в Шам был ли божественным предопределением?» Али ответил: «Да! » Тогда этот человек сказал: «Мой джихад не заслуживает никакого вознаграждения, ибо так было предопределено». В ответ Али ему сказал: «Как будто ты воспринимал божественное повеление необходимым, а предопределение обязательным. Если б дело обстояло таким образом, то вознаграждение за хорошие деяния и наказание, обещание и угрозы потеряли бы свою силу».

Спор относительно предустановления и предопределения принуждения и свободы воли относится к таким вопросам, которые возникли впервые в городе Куфе в результате соприкосновения мусульманской веры со спекулятивной наукой вновь вступивших в ислам народов.

Эта наука была «подарком», принесенным новыми мусульманами востока и северо-востока Аравийского полуострова простодушным по природе жителям этого региона.

В последующие годы в течение нескольких веков один только Бог знает, сколько времени и сил в исламских областях было истрачено напрасно и сколько душ было погублено в спорах вокруг этих вопросов. Но все же верно одно: то, что проникновение этих споров в исламские области было делом естественным и неизбежным.

Начиная с этого времени приверженцы каждой группы или течения, вожди и последователи разных научных или политических школ пытались для доказательства правильности своего мнения использовать внешние смыслы стихов Корана. Чрезмерность в толковании первосмысла (та'вил) (5) [аятов Корана] дошла до такой степени, что убийца потомка Пророка также для оправдания своего подлого действия обращался к стихам Корана и считал убийство Хусейна результатом его собственных действий и божественным предопределением. (6)

Конечно, если продолжались бы то чистое убеждение и глубокая вера, которые господствовали в мусульманском обществе в первую четверть первого века возникновения ислама, - и совершенно очевидно, что такое отношение было бы невозможно, - то, возможно, не было бы причин для войны Джамала, в Сиффине и Нахраване, и не было бы каких-то мотивов, особенно для войны Нахравана, не говоря о Кербале, где не были бы так изранены честь и достоинство общей веры. Но, к сожалению, так не случилось. Как было нами отмечено, каждое толкование влечет за собой другое толкование и каждое убежище доведет до другого убежища и в результате получается так, что между тем, что было, и тем, что есть, разверзается пропасть.

Источник: Книга "ЖИТИЕ ИМАМА ХУСЕЙНА (ДБМ)"

Автор книги: Саййид Джа'фар Шахиди

Перевод с персидского С. Сулеймани


Примечания:

(1) Ибн Хишам. Т.2. С.5

(2) Ибн Хишам. - Т.2. - С.З.

(3) Сура - глава Корана. (Прим. перев.)

(4) Ибн Хишам. -Т.1.- С. 364-370.

(5)Та'вил «(возвращение к истоку к началу») - метод рационалистического или символико -аллегорического толкования Корана или сунны. (Прим. перев.)

(6) Когда пленных привезли во дворец Йазида, он обратился к Хусейну, сыну Али, и сказал: «Твой отец нарушил родственные отношения и отрицал мое право и ради получения власти встал против меня, и Бог

поступил с ним так, как ты видел». Хусейн, сын Али, в ответ прочитал следующий стих Корана:

И ни одна беда ни землю

И ни души ваши не постигнет,

Чтобы о ней в Писании не указалосъ Раньше, чем Мы ее осуществим. (Коран. 57:22).

Йазид, обращаясь к своему сыну Халиду, сказал: «Дай ему ответ!» Но Халид не знал, что сказать. Тогда

Йазид сказал: «Говори: та беда, которая постигла вас, была получена вашими руками, и она прощается отмногих». (Табари. - 1.7. - С.377).


Эпохальная история (1)

Эпохальная история (2)

Эпохальная история (3)

Эпохальная история (4)

Эпохальная история (5)

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения