• Число посещений :
  • 787
  • 21/11/2011
  • Дата :

Искажение истин ислама

имам хусейн

Шаг за шагом с восстанием имама Хусейна (ДБМ) (часть 6)

Люди являются рабами этого мира, и религия в их устах есть средство обеспечить свое существование. (Хусейн ибн Али - да будет над ним мир)

 

Как наш взгляд на восстание имама Хусейна (ДБМ)?

Анализ событий 61-ого года хиджры

Как поступили люди Куфы с внуком Пророка (ДБАР)?!

Участники собрания в Сакифе - истинные убийцы имама Хусейна в Кербале

Племенная злобность и жажда мести

 

Как мы наблюдали, некоторое количество жителей Мекки приняли ислам. [Однако] небольшая группа этих людей из-за большого гнета и притеснения со стороны курайшитских вождей отправились в Эфиопию.

Эти люди восприняли ислам своим сердцем и чистой верой, и они ради удовлетворения божеской [воли] и удовлетворения Пророка были готовы перенести любые трудности. Также большая группа из числа жителей Медины - те, которые заключали договор во время двух клятвоподданств в Акабе, и те, которые в [Медине] поселили переселенцев в своих домах, - верили Мухаммаду и считали его посланником Бога и отдавали все силы для продвижения божеской религии и жертвовали собой ради нее. Однако мы не можем сказать, что вера тех, которые стали мусульманами после победоносных битв мусульман и распространения ислама среди племен в окрестностях Медины, до завоевания Мекки и кончины Мухаммада, равнозначна вере переселенцев и мединских сторонников Пророка, которые в трудные моменты пришли на помощь религии.

Это была та истина, которую знали мусульмане в те дни, и Коран и сунна подтверждали эту истину. Многие бедуины, которые находились в подчинении ислама, были главарями племен. Ислам многие из этих вождей приняли из-за страха или жадности, и Бог это знает; некоторые из этих людей приняли ислам под угрозой меча, некоторые из них из-за алчного желания получить добычу и возвыситься приняли ислам. При том, что это было показным, Пророк с ними поступал как с мусульманами, то есть как только они произносили [Бог] един, то их кровь и имущество считались неприкосновенными. Однако Коран, а также сунна Пророка с предупреждением, а иногда с угрозой призывали их к верности (1). Сам пророк Мухаммад хорошо знал внутреннее состояние этих людей, но он не хотел лишить их неприкосновенности. Но иногда он языком вдохновения говорил, что Бог и Пророк знают о том, что происходит в сердцах этих лицемеров; и знают, что те думают, что им удалось обмануть Мухаммада. Пророк предупреждал, что надо остерегаться этих людей и не следует считать их своими друзьями:

Когда случается благое с ними,

То говорят они: ”‍Сие от Бога! "

Когда же постигает их дурное, говорят:

”‍А это - от тебя [о, Мухаммад! ]". (2)

Многие знатные люди Мекки также не стали искренне мусульманами. В ночь, когда воины из Медины приблизились к городу Мекке, дядя Пророка Аббас вышел из рядов воинов, стал разведывать обстановку.

Он хотел до прихода Пророка в город Мекку известить людей, чтобы они предприняли какие-то шаги для того, чтобы город подчинился. Аббас в ту ночь столкнулся с Абу Суфйаном (заклятым врагом Пророка) и дал ему убежище и привел его к Мухаммаду. Затем, для того чтобы дать ему понять, что у него нет другого пути, кроме как подчинение, спрятал его в надежном месте, с тем чтобы воины ислама протпли мимо него не нашли. В такой момент Абу Суфйан, обращаясь в Аббасу, сказал: «Царство твоего племянника стало заметным и огромным! » Но Аббас предупредил его, что слово «царство» сейчас не имеет никакого смысла. Это есть величие Пророка.(3) Абу Суфйан также внешне воспринял это, но совпадало ли то, что он сказал, с тем, что было у него на душе? Его поведение после смерти Пророка открывает в какой-то мере истинную картину. Во всяком случае, после покорения Мекки, как мы знаем, курайшиты также покорились [Мухаммаду], и в день покорения Мекки дом главы этого семейства - Абу Суфйана - стал убежищем. И после смерти Пророка это семейство, как мы видим, получило самую высокую привилегию, и пост руководителя мусульман предназначался курайшитам. В течение короткого времени основное усилие и старание Абу Бакра и предводителей асхабов (4) Пророка были направлены на подавление мятежников и вероотступников. В результате этого курайшиты и другие вожди, которые приняли мусульманство с какой-то надеждой, не нашли возможным выставлять себя напоказ и были вынуждены сотрудничать с халифом и его советниками, с тем чтобы не допустить разрушения вновь созданного фундамента. Поскольку в те годы государственный аппарат управления сохранял свою примитивность, или, другими словами, большие доходы, как мы увидим в следующей главе, еще не поступали в байтулмал3, чтобы возбуждать алчные желания в полной мере, постольку боролись ради единства мусульман и усиления центра Халифата. Первые признаки надвигающейся опасности проявились во время правления Омара. В эпоху правления Омара воины ислама продвинулись от территории Аравийского полуострова дальше и, одержав победе над двумя соседними царствами: Ираном и Византией, с другой стороны покорили Египет. Эти победы и открытия вывели ислам из аравийской среды на мировую арену и принесли исламской территории такой вред, который не был особенно заметен в начале завоеваний. Но не прошло нескольких лет, как «халиф времени» почувствовал эту опасность. Самый значительный урон, причиненный в начале ислама, был нанесен родом Курайш. Это семейство, как будет сказано в следующих главах, во время джахилии создало для себя некоторые привилегии.

Оно взяло на себя охрану Каабы и защиту паломников. Таким образом создали для себя некое духовное преимущество. Во время хаджа, когда паломники посещали Арафат, курайшиты занимались упаковкой вещей и перевозкой.

Другим делом было то, что люди были убеждены в том, что обходить вокруг Каабы следует в чистом одеянии; а одеяние считалось чистым тогда, когда оно было приобретено у семейства курайшитов. В случае, когда это семейство из-за скупости или зависти не давало посетителю Каабы одеяние, он был вынужден совершать обход Каабы нагим.(5) После возникновения ислама эта и другие привилегии были упразднены, и люди видели, как Мухаммад, сам будучи курайшитом, уравнял себя с другими. Хотя вожди племени должны были подчиниться, однако гордые и надменные курайшиты не признавали никакого равенства и, как мы видим, после смерти Пророка они захватили привилегию решения судьбы мусульман.

После того как Омар создал государственный совет по выплате песий и определил в исламе жалованье по принципу старшинства по стажу в исламе, и после того как завоеванные земли были распределены между воинами-победителями, эта группа людей, имевшая при джахилии в делах торговли особую сметку, во времена ислама, как только нашла доступ к товару, вновь обратилась к своим старым навыкам.

Омар был хорошо осведомлен об этих делах и, насколько обладал властью, пытался взять под контроль действия этих людей. И когда какой-нибудь переселенец приходил к нему, чтобы попросить разрешения участвовать в джихаде, то он говорил ему: «Не лучше ли тебе сидеть дома, чтобы ты не видел мира и мир - тебя! » Однако с началом правления Османа эти люди рассеялись по городам и смешались с другими, неарабскими, народами и столкнулись с таким образом жизни, которого ранее не знали. В результате постепенно дух исламской дисциплины эпохи Пророка, Абу Бакра и Омара у них ослабевал. Дело дошло до того, что некоторые из них попытались отменить некоторые исламские положения ради своей выгоды. Для примера можно привести следующее и сказать, что возмездие есть одно из явных положений ислама. Об этом в Коране говорится: В Законе этом Кроется сохранность вашей жизни - О вы, кто обладает разуменьем! Далее пророк в конце своей жизни поднялся на кафедру и сказал: «О люди!

Наступило то время, когда если кто из вас имеет что-то скрытое против меня, пусть скажет это; если я опустил на ваши спины кнут, то сейчас моя спина в вашем распоряжении; если я унизил вашу хорошую репутацию, то моя честь и репутация перед вами! Придите и берите у меня расплату. Когда Омар совершил поездку в Шам, то один человек пожаловался ему, что правитель несправедливо подверг его избиению. Когда была выявлена несправедливость правителя, Омар сказал: «Угнетенный должен получить у угнетателя расплату». Некоторые люди из его окружения просили Омара, чтобы он освободил правителя от возмездия. И они говорили Омару, что возмездие уменьшает внушаемый правителем трепет и подданные берут над ним верх. Но Омар не внял этой просьбе и сказал: «Я видел Пророка, когда он принимал возмездие для самого себя».(6) Однако когда Убайдулла, сын Омара, убил Ормузана и Джафина, обвинив в соучастии в заговоре убийства своего отца, благочестивые мусульмане настаивали на том, что Убайдулла должен получить возмездие за кровь этих убитых людей, курайшиты

сказали: «Как может быть такое, что вчера убили отца, а сегодня убьем сына?» И Осман, посоветовавшись с Амром ибн Асом, освободил Убайдуллу от расправы за преступление, а Зийада ибн Лабида, который сочинил стихи такого содержания: «Убайдулла должен быть убит за кровь Ормузана, и если ты его простишь, то ты совершишь несправедливое прощение», наказал, чтобы он больше об этом деле ничего не говорил. Внимательное изучение жизненного пути многих мекканских переселенцев и мединских сторонников Пророка показывает, что хотя эта группа людей ради [сохранения] ислама претерпевала множество трудностей и вытерпела муки и страдания, хотя Коран местами указывает на удовлетворенность Бога и его пророка этими людьми и этим предпочтением и проявлением удовлетворенности признает за ними право на какую-то привилегию, они никогда не считали себя выше других и хотели, чтобы признали их равными с другими мусульманами.

Именно эта скромность увеличивала любовь божьего пророка к ним и вызывала уважение у мусульман.

Однако как только Пророк покинул этот мир, Абу Бакр объявил, что глава мусульман должен быть из племени Курайш, и как только Омар составил бюджет [Халифата], то самую большую сумму [оплаты] назначил Ии. И как только у них в руках оказалось много имущества, знатность духовная и материальная смешались друг с другом, и постепенно основа равенства висламе исчезла. Дело дошло до того, что в конце правления Османа не только курайшиты предпочитались при назначении на важные государственные посты, но и были заложены предпосылки возвышения арабов над другими мусульманами, которые приняли мусульманство.

Во время правления Му'авии «мания предпочтительности» проявилась открыто. Му'авийа и его служащие всячески подвергали унижению мавали и, признавая преимущество араба над неарабом, игнорировали другую основу мусульманства; и мусульманское общество, которое зиждилось на равенстве, было отброшено в доисламские времена, когда национальный фактор, или род играл главную роль.

Источник: Книга "ЖИТИЕ ИМАМА ХУСЕЙНА (ДБМ)"

Автор книги: Саййид Джа'фар Шахиди

Перевод с персидского С. Сулеймани


Примечания:

(1) РК. - Стр.25, строка 13.

(2) Коран. 4:78.

(3) ИбнХшшш. - 4.4. - С.20-23.

(4) Асхаб («сторонник») - сподвижники Мухаммада, люди, тесно хя с ним или принимавшие участие в его

походах. (Прим. Байт-ул-мал («дом имущества») - 1) казна, общественные финансы; 2) помещение для хранения денег и других ценностей. (Прим. перев.)

(5) Табари. События одиннадцатого года.

(6) Ибн Саад. Табакат. т.1, с. 97.


Эпохальная история (1)

Эпохальная история (2)

Эпохальная история (3)

Эпохальная история (4)

Эпохальная история (5)

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения