• Число посещений :
  • 676
  • 3/9/2011
  • Дата :

Игрушки в руках донжуанов

женщина
Существуют лишь несколько европейских женщин, которых мы можем узнать. Это те, к кому нас отсылают всегда.

Это женщины, представленные в журналах, на телевидении и в секс-фильмах. Писатели создают сексуальность этих женщин. Они представлены нам в качестве универсального типа европейской женщины. 

Давайте, я расскажу вам о европейской девушке, узнать которую у нас нет возможности. В возрасте шестнадцати лет она уехала в пустыни Африки (в Алжир) и Австралии. Она провела всю свою жизнь в диких местах. Она жила под угрозой болезни и смерти, рядом с дикими племенами. На протяжении своей юности и старшего возраста она изучала волны, испускаемые усиками термитов. Когда она состарилась, ее дочь взяла на себя ее работу. Представительница второго поколения этих европейских женщин вернулась во Францию в возрасте пятидесяти лет. В университете она сказала, что ею открыт язык термитов, и она узнала некоторые знаки их общения. 

Также у нас нет возможности познакомиться с мадам Гушан, которая провела всю свою жизнь в поисках корней философских идей и изучении мудрости Авиценны, ибн Рушда, муллы Садра и Хаджи-муллы Хади Сабзевари. Она также изучила философию эллинов и множество работ Аристотеля, сравнивая их с исламскими материалами. Она показала, что наши философы взяли от них. Она исправила то, что было плохо переведено и неверно понималось на протяжении 1000 лет исламской цивилизации. 

У нас нет возможности узнать итальянку госпожу Де Ла Вида. Она собрала и подготовила к печати «Науку души» Авиценны, базирующуся на древнем греческом манускрипте о душе, написанном Аристотелем. У нас не возможности узнать о госпоже Кюри, открывшей радиоактивность.

А что мы знаем о Рессас Дю ла Шапелле, которая знала о достоинствах Али больше, чем все исламские ученые? Рессас Дю Ла Шапелле была молодой, прекрасной, свободной шведской девушкой, родившейся вдалеке от исламской культуры. Она была дистанцирована от исламского поведения и взглядов. С ранней своей юности она посвятила свою жизнь открытию неизвестной духовности внутри Ислама. Она последовала за человеком, которого окружала ненависть его врагов, попавшего в ловушку лицемеров и ложных друзей. Она открыла самые верные тексты, касающиеся Али. Она пришла к познанию самых тонких волн его духа, глубины его чувств и высочайших вершин его идей. В первую очередь она почувствовала его гнев, боль, одиночество, брошенность, страх и нужду. Она увидела его не только в сражениях при Бадре, Ухуде и Хунайне, но и во время молитвы перед михрабом мечети Куфы. Она открыла ночи его негодования в мединских источниках. Она собрала вместе «Нахдж аль-балага», к которой мусульмане-арабы имели доступ через литературную редакцию Мухаммада Абдо, величайшего суннитского религиозного лидера, но о которой последователи джафаритского мазхаба имели лишь лекции Джавада Фазеля, прочитаные с помощью обращения к арабскому источнику. 

Эта девушка, отрицающая то, что ей предначертан разврат, собрала все, что было написано об Али в книгах и манускриптах, сокрытых здесь и там.

Она прочитала все их, перевела и интерпретировала их. Самое прекрасное и глубокое сочинение когда-либо написанное о ком-то вышло из-под ее пера. На протяжении сорока двух лет она продолжала изучать, размышлять, обрабатывать и исследовать материалы об Али. 

У нас нет возможности узнать об Анжеле, американской девушке-узнице, которая является не только надеждой двух стран, но и всех свободных людей в мире, всех кто взволнован, всех, кто осуждает расовую дискиминацию, другими словами всех угнетенных. 

Мы не можем узнать, что иностранные женщины не только представляют собой игрушки в руках донжуанов, которые платят деньги и приобретают драгоценных женщин-рабынь, обслуживающих мужчин столько, сколько они хотят этого, так долго, насколько они им интересны. Нам остается верить только в то, что они предназначены для мужской страсти и похоти. 

Иностранная женщина прогрессирует на пути воплощения идеологии, развития страны, спасения и гордости поколения. Но у нас нет возможности узнать ее. 

У нас есть только право узнавать моделей и королев красоты. У нас есть лишь право знать кинематографических секс-богинь, эксплуатируемых в дешевых фильмах, королеву Монако и семерых женщин-телохранителей вокруг Джеймса Бонда. Такие женщины – жертвы европейского производства. Они игрушки и призрачные куклы богатства. Они – рабыни домов новых торговцев. 

Только у нас, мусульман, есть право узнать эти примеры женщин цивилизации Европы. Я никогда не видел фотографий из Кембриджа, Сорбонны и Гарвардского университета, где были бы девушки-студентки, пришедшие в библиотеку изучать манускрипты 14-го и 15-го столетия и документов 2500-3000 летней давности о Китае. Я не видел картин, которые изображали бы склоняющихся над кораническими манускриптами, переведенными на латынь. Я не видел картин, изображающих тех, кто изучает греческие, клинообразные и санкритские тексты, не отвлекаясь и не сводя глаз. Они не отрывают свои головы от текстов до тех пор, пока библиотекари не заберут у них книги или пока их не попросят уходить. 

Вы, мужчины и женщины, ученые, искатели знаний и исследователи, слышали ли вы о об известной германской ученой фрау Хенеке? Слышали ли вы, что она недавно написала весьма исчерпывпающее исследование по Исламу и его влиянию на европейскую цивилизацию, которое было переведено на арабский и озаглавлено «Арабское солнце простирается над Западом»? 

Это не типичные для сегодняшнего дня женщины и они не должны быть известны. Почему? Потому что одна группа состоит из старомодных хранителей этнических традиций, а другая из предрассудочных, новых богачей, которые с одной стороны закрыты, но с другой известны и явны. Если они соединят усилия, они станут опасны для нас. Они смогут разрушить все, что у нас есть.

Таким образом, люди вынуждены принимать форму временных потребителей и безмолвных рабов.

Эти две группы, ретрограды и нувориши, во имя разных практических целей, трудятся вместе для продуцирования нового типа. Одни делают это под именем сохранения этики и религии, другие же ради прогресса и свободы. Женщины, придерживающиеся старых традиций, задавлены предубеждениями и фанатизмом. Они придавили ее, оставили ее без хлеба и воды. Они продемонстрировали ей свою злобу. У них нет жалости. Они обращаются с ней настолько жестоко, что женщина с полусумасшедшими глазами и закрыв уши, бросается в объятия тех козлобородых, кто делает ей приглашение, снимая шляпу с респектабельными и правильными манерами, ведет себя вежливо, улыбаясь и обращаясь с ней мягко.

Европейская женщина, о кторой я говорил, – это женщина сегодняшнего дня. Она освобождает сама себя, но она есть результат эпохи Средневековья. Она есть реакция на бесчеловечное обращение и фанатизм со стороны священников в Средние века, которые прикрываясь именем Христианства и религии, неправильно относились к женщинам, бичуя их и порабощая. Они даже заявляли, что женщина проклята Богом, будучи главной причиной падения Адама из рая на землю. 

В Средние века люди задавали вопрос: «Если женщина находится в доме, может ли мужчина, не являющийся ее родственником, войти?» Священники ответили: «Никогда. Если мужчина, не имеющий родственных связей с женщиной, входит в дом, где она находится, даже если он не увидит ее, - он становится грешником». 

Другими словами, даже если несвязанный с женщиной мужчина поднимется на второй этаж дома, а женщина находится в подвале, то грех все равно происходит. Это означает, что греховность женщин распространяется в пространстве. 

Святой Томас Дакин сказал: «Если Бог видит, что мужчина любит женщину, даже если она его супруга, то Бог гневается, потому что другая любовь, вместо любви к Богу находится в его сердце. Христос жил без жены. Мужчина может быть христианином, не притрагиваясь к женщине. Это то, почему христианские братья и духовные отцы, и даже христианские сестры, никогда не вступали в брак. Они полагали, что женитьба есть повод для Божьего гнева. Мы должны лишь наслаждаться общением с Богом через Исуса Христа, поскольку две любви не могут быть в одном сердце. Только тот, кто остается вне брака, может стяжать Святой Дух». 

В Христианстве считается, что первый грех был грехом женщины. Каждый мужчина, как потомок Адама, поворачивающийся к женщине, даже если это его жена, как Ева была женой Адама, повторяет совершение первого, изначального греха.

Грех и неповиновение Адама воссоздается воспоминанием о Боге!

Таким образом, каждый должен делать что-либо, что позволит Богу забыть адамов грех! Это то, почему в мышлении людей Средних веков женщина была ненавидимой, вызывающей слабость и удерживаемой вдали от владения чем-либо. Это неприятие доходило до таких пределов, что женщина, владевшая собственностью, с приходом в дом супруга, полностью лишалась прав на свое имущество. Ее собственность полностью переходила к мужу. У женщины не было официального статуса. Последствия этого еще могут быть найдены в европейской цивилизации, для нас же это совершенно неприемлемо. 

Даже сегодня, когда женщина выходит замуж, она меняет свое имя. И это предназначено не только для использования внутри ее дома или же неофицально. Ее образовательные дипломы, ее идентификационные документы – меняются с изменением ее девичьей фамилии (то есть фамилии ее отца) на фамилию ее супруга. Это означает, что женщина сама по себе ничего не представляет. У нее нет внутреннего бытия. Имя указывает на значимость. Создание, которое испытывает дефицит значимости, стоит ниже других. В доме своих родителей она пользуется именем отца. Она живет вместе со своим первым владельцем. Когда она приходит в дом своего мужа, ее отличием становится имя другого мужчины – фамилия мужа, то есть ее нового владельца. Она не представляет собой достаточной ценности и не имеет влияния, которые позволили бы ей иметь собственной имя. Современные мусульмане верят в то, что европейская традиция повлияла на исламские страны. Они уверены, что европейские обычаи лучше наших. Даже если это традиции, связанные с эпохой рабства, даже если это отвратительные и уродливые проявления, но на них стоит настоящее иностранное клеймо, - этого достаточно, чтобы наши модернисты попытались имитировать их. Это есть пример того, как наши псевдо-иностранцы пытаются подражать «лучшей расе». Во что бы то ни было те народы копируются нами не считаясь ни с какими условиями, ценностями и целями. Наши модернисты полностью бесчувственны. 

В подражании, будь то модернист или ретроград, выбор невозможен. Там нет вопросов или рассудочной деятельности.

Попыток узнать, что хорошо, а что плохо, различения полезного и бесполезного. Основным принципом всякого подражательства является принцип: «Какой бы порок не принял король, это все прекрасно». Они подтверждают это, доходя до момента, когда он говорит: «День – это ночь», они прибавляют: «Да, мы видим луну и звезды». 

Во время официальной регистрации брака, у обеих сторон, вступрающих в супружеские отношения спрашивают имя. Девичья фамилия невесты называется второй. При ответе на вопрос фамилия жениха, которая должен быть дана невесте в результате брака, фиксируется первой, а затем лишь, второй, записывается девичья фамилия невесты (фамилия ее отца). 

Другими словами, женщина принадлежит хозяину дома. Даже если дом изначально принадлежал ей, она не может оставаться его владелицей, так как она женщина. В доме ее отца она пользовалась именем отца. А в доме мужа именем супруга. Это то, почему официально меняется имя при женитьбе. 

Только идиот нелепо и неосознанно действует и думает, подражая иностранцам, поскольку он не различает ценности. Это причина того, что мы констатируем появление псевдо-иностранцев, появляющихся в нашем современном социуме, не имеющих сходства с иностранцами. Лже-европейцы приходят к существованию, которое не имеет примера в европейском бытии. 

В Исламе, в его изначальной сущности, в чистой форме Ислама (а не в современной смешанной форме) женщина совершенно независима, и ее права уважаются.

Она даже может даже спрашивать у мужа деньги для пропитания ее ребенка. Она может заниматься своим собственными делами при полном невмешательстве своего супруга. Она может работать. Что касается производства, то она может независимо и напрямую вкладывать свой капитал для получения прибыли. Она имеет полную экономическую независимость от любого представителя общества. 

Мы говорим о человеческой свободе и социальных правах, а не о сексуальной свободе и сексуальных правах. Мы видим ту скорость, с которой они с недавнего времени стали широко превалировать. В ответ же во второй мир (а сначала одна треть мировых запасов нефти, алмазов, каучука, меди, кофе и урана по дешевым ценам экспортируется в Европу), Европа ввозит свободу, этические ценности, технику, культуру, искусство, литературу и, в частности, секс в наш голодный, ограбленный мир. Всевозможные формы рекламы, все разновидности социального, технического, художественного и образовательного знания и опыта в слаборазвитых странах применяются для служения пропаганде, промоушену и распределению. Все эти вещи, которые совсем не то, что свободы и права человека! 

Сексуальная свобода обманчива. Это разновидность новой эксплуатации, тип безграничного обмана, продуцируемый нечистоплотной системой западного капитализма. Он вынуждает обоих, и Восток, и Запад, протянуть руки навстречу ему до той точки, где воздействующий Запад и подвергаемый воздействию Восток формируются в одну протяженную культуру. 

Молодое поколение (в частности, и те, кто мятежен, смел, не поражен религиозными условностями и не скован цепями наследственных традиций) попадает в западный капкан. В определенный момент это становится возможным, так что те, кто склонен к восстанию, принимает противоположную точку зрения своим прежним интересам, и как результат, оказываются схвачены крепкой хваткой цепью иностранной любви и, таким образом, тонут в легкомысленной и искусственной свободе, представленной капиталистами, становясь равнодушными к происходящему вокруг. Они настолько пропитываются материализмом, что перестают ощущать свою бедность и рабство. Мы видим, что то деспотическое пространство и внутренние условия, которые установились в Азии, Африке и Латинской Америке образовались в результате того безумного акцента, который был сделан на сексуальные права и свободы, рекламируемые западным капитализмом.

Сексуальная свобода акцентируется и усиливается до такой степени, что основы проседают под их каждодневным возрастанием.

Мы можем, с небольшой дозой осторожности и различения, придти к пониманию того, что стоит за привлекательными и ошеломляющими формами сексуальности. Это ни что иное, как отрицание современного мира. Мы имеем возможность узнать этих великих идолов и три лица современной религиозной триады: эксплуатации, колониализма и деспотизма. Эта триада делает из Фрейда пророка. На основе фрейдизма они строят, по общему мнению, научную и гуманную религию. На основе сексуальности они вывели этические приоритеты. 

И, наконец, во имя похоти, ими построен блестящий храм. Они получили место для поклонения и создали мощный класс слуг. И первая жертва, принесенная на пороге этого храма, есть женщина.

Автор: Али Шариати

Из книги: Фатима есть Фатима


Женщины и исламское пробуждение на Ближнем Востоке

Образ женщины в иудаизме и христианстве

Женщина в исламе

Представления о женщине в мировых религиях

Функция женщины в семье и обществе

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения