• Число посещений :
  • 1094
  • 3/10/2007
  • Дата :

Он выбрал Единобожие

Хвала - Аллаху

Абдульмаджид Жан-Мари Дюшемен

Аббат Жан-Мари Дюшемэн (1908-1988) был известной фигурой в католицизме. Благодаря своей огромной деятельности, которую он неустанно проводил в течение 25 лет в пользу людей, оказавшихся в самых затруднительных ситуациях, он стал известным во всей Восточной Франции. Постоянная и последовательная помощь, которую он оказывал рабочим иммигрировавшим из стран Магриба и Африки, побудила его поближе познакомиться с их религиозной жизнью и углубить в этом свои знания. После долгих лет размышлений и сравнительного изучения христианства и Ислама, он решил принять Ислам.

 

Незадолго до своего решения публично объявить о своем переходе в Ислам, о чем было известно лишь небольшой горстке доверенных лиц, в своем тексте, составленном от третьего лица, он изложил мотивы, побудившие его сделать этот выбор.Этот автобиографический текст, пронизанный скромностью и простотой стиля, (написанный предположительно в 1983 году), может способствовать лучшему пониманию исламо-христианского диалога и многочисленных случаев принятия Ислама немусульманами.

 

Абдульмаджид Жан-Мари Дюшемэн скончался 6 сентября 1988 года в городе Касабланка (Марокко), где он обосновался годом раньше, и где был похоронен на кладбище Сиди Осман. Родившись в 1908 году в семье верующих и ревностно соблюдающих католиков, к десяти годам он был наиболее образованным и имел твердые убеждения в догматике, морали и литургических предписаниях, нежели многие взрослые христиане. Вера и жизнь для него составляли единое целое. Еще будучи совсем ребенком, он почувствовал непреодолимый зов души быть священником, и позже, он и не помышлял, что его духовный путь может быть чем-то иным, даже если его привлекали другие профессии и виды культурной деятельности. Согласно теологическим взглядам того времени, религиозного воспитания, полученного в семье и христианской школе, которую он посещал, а также основываясь на церковные проповеди, которые так сильно воодушевляли его, он был убежден, несмотря на свой юный возраст, что вне Церкви нет спасения.

 

Он очень редко слышал о мусульманстве, о котором всегда говорилось с презрением, и которое ставилось в один ряд с язычеством и фетишизмом. Так, например, однажды в свои 10-11 лет, он присутствовал на уроке Католическая религия - единственно правильная религия Иисуса Христа, способная принести спасение. В подкрепление своих слов преподавательница начала говорить о других религиях. Причем, она бойко и с легкостью приговаривала к Аду всех сторонников прочих христианских религий, оставляя Небо лишь за католиками. Что же касается религий нехристианских, то она была полна презрения по отношению к их последователям.

 

Хвала - Аллаху

Евреев, которые привели к смерти Иисуса Христа, она называла гнусными, индусов - бедными невеждами и поклонниками многочисленных идолов. Мусулмане для нее были фанатиками, обманутыми злодеем Сатаной, кем был распутный Мухаммад. Это они истерзали христиан, а славные Крестоносцы, к сожалению, не истребили их всех, тогда как мужественные христианские миссионеры прилагали столько сил, чтобы проповедовать им Евангелие ценой огромных жертв и своей жизни.С намерением надсмеяться над мусульманами эта храбрая женщина говорила о фанатизме мусульман, готовых умереть в борьбе за распространение своей религии, что они принуждают себя к очищениям, дабы совершить молитву на каком-то смешном коврике, подвергают себя слишком строгому посту в течение дня, а потом набивают свои животы пищей всю ночь.

 

И все это длится целый месяц! Они лишают себя свинины и алкоголя, тогда как прекрасно известно, что Бог сотворил все это во благо людей. Такое объяснение закончилось тем, что вызвало у юного слушателя неожиданную для него самого реакцию: ему стало так жаль этих бедных мусульман, которые, как думал он, хотя и находятся в заблуждении, но ввиду своей веры совершают такие благочестивые и мужественные поступки, которые не хотят взять на себя многие христиане.С этого момента у него одновременно возникла большая жалость и огромное чувство симпатии к мусульманам.

 

Он надеялся, что в день, когда он станет священником, он будет им проповедовать Евангелие, и тем самым принесет спасение, которого заслуживала их вера. Будучи ребенком и молодым человеком, он молился за иноверцев, а также молился за мусульман.К 16 годам у него возникло желание вступить в Орден Капуцинов с целью миссионерской поездки в какую-нибудь мусульманскую страну. Однако его более, чем хрупкое здоровье не позволило ему осуществить эту мечту.В 20 лет он поступил в семинарию.

 

Там, по ходу своей учебы, ему приходилось обращаться к некоторым работам, посвященным другим религиям и в частности Исламу. Несмотря на тенденциозный и более или менее сектантский характер католических публикаций, ему удалось составить личное мнение относительно Ислама и личности Пророка Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство). Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство), был для него искренним и богобоязненным человеком, а мусульмане - людьми, достойными уважения. Он восхищался твердостью их религиозных убеждений.

 

Хвала - Аллаху

Он считал, Ислам серьезной и достаточно содержательной религией, чтобы привести своих последователей к спасению. Согласно католическому словарю того времени, мусульмане, будучи вне Церкви, являлись составной частью Церкви и, поэтому, могли надеяться на спасение.Получив духовный сан в 1933, он был назначен викарием. В 1947 году, будучи священником сельского прихода, он наткнулся на икону, на обратной стороне которой была написана Сура Аль Фатиха на французском языке.

 

Именно с тех пор, для него стало обычным делом читать эту суру после своих христианских молитв.Потеряв всякую надежду на осуществление своей поездки в мусульманскую страну, в 1957 году он воспользовался возможностью совершить экскурсию в столицу, чтобы посетить Парижскую мечеть и спокойно помолиться там, где мусульмане собираются для всеобщей молитвы. Пока туристы, к которым он присоединился, слушали объяснения гида, он тихо и от всей своей души совершил молитву, считая себя частью всей мусульманской уммы.

 

Во дворе мечети он приобрел перевод Корана на французском языке, который он прочел целиком за три ночи. Несмотря на трудности, с которыми сталкивается любой западный читатель, Коран, преисполненный величием и милосердием Всевышнего, произвел на него сильное впечатление. В нем он нашел ответ на все значимые вопросы, которые ставит перед собой любой размышляющий о своем предназначении человек. Ввиду невозможности встретить в своей деревне мусульман или людей, хорошо знающих Ислам, он довольствовался тем, что прочитывал Священный Коран один или несколько раз в год либо полностью, либо отдельными частями.

 

Спустя три года, ввиду ухудшившегося здоровья, он переехал в город. Там непредвиденные обстоятельства привели его к общественной работе среди бедных и обездоленных людей. Среди них были и некоторые мусульмане. Когда он встречал мароканцев или африканцев, то не принимал их за приезжих рабочих, а говорил с ними об Исламе и давал советы в соответствии с аятами Корана. В течение короткого времени, общаясь с ними, он заслужил доверие со стороны мусульман и понял, что этим верующим, подверженным соблазнам французского общества, не хватает самого необходимого - мечети, где бы они могли выполнять религиозные предписания.

 

Хвала - Аллаху

Для этого он обратился с ходатайством в епархию. Через несколько месяцев в его распоряжение были выделены залы для мечети.Конечно же, все это не обошлось без неприятностей и разочарований. Ему были высказаны нелицеприятные слова, как со стороны официальных Исламских властей, людей, называвших себя имамами, так и простых мусульман. Но несмотря на все это, он не потерял своего уважения к Исламу и доверия к его учению и морали. Иногда он говорил себе, что в Священном Коране и книгах суфиев Ислам был восхитительным, но сильно разочаровывающим его в повседневной жизни мусульман. И, наоборот, он был знаком с иммигрантами из стран Магриба и Африки, которые, благодаря своей вере и верности религиозным предписаниям, могли твердо противостоять соблазнам нашей европейской цивилизации.

 

Он также преодолел все эти трудности и с упорством взялся за то, чтобы эта мечеть функционировала более или менее хорошо. В самый критический для его жизни момент, группа мусульман из движения Таблиг, узнав о существовании мечети в городе, приехала к нему. Это было 6 января 1975 года. Между ним и братьями тотчас же установилось взаимное доверие и через пятнадцать дней он отправился в мечеть Клиши. Там он был глубоко тронут тем, что братья предложили ему совершить общую молитву - молитву, из которой он сам выучил Суру Аль Фатиха, и которую он совершал, когда мусульмане его города навещали его. Движение Таблиг взяло мечеть под свою опеку и богослужения в ней с тех пор проводились регулярно. В июле 1975 года епархия продала помещения мечети этому движению.

 

Дружба с мусульманами из движения Таблиг позволила ему познакомиться с многими по-настоящему верующими, набожными и преданными делу Ислама людьми. 6 января 1976 года, с намерением во имя Аллаха, Жан-Мари отправляется в сорокадневную поездку в Пакистан. Эта поездка стала для него настоящим физическим испытанием, но самое главное - это то, что она была богата новыми контактами и встречами с мусульманами. Он находился под глубоким впечатлением от теплого приема этих мусульман. Его трижды просили выступить с речью в мечети. Он был также поражен скромностью этих людей, которые никогда не оказывали на него давления с тем, чтобы он принял Ислам. Таким образом, он через свой собственный опыт узнал, что нужно думать о так называемой нетерпимости и фанатизме мусульман.В течение всех этих лет, проявляя заботу о ближнем и с тем, чтобы уметь вести диалог, он углублял свои знания по Исламу.

 

Из чувства братства к верующим мусульманам (сохраняя при этом христианскую веру и выполняя молитвы), он ежедневно с 1976 года совершал все пять мусульманских молитв, воздерживался от употребления свинины и алкоголя и постился в месяц Рамадан. Наряду с этим, чтобы дать мусульманам точные ответы относительно христианства, он начал заново изучать учебники по теологии. Он заново прочитал и изучил Библию и Евангелия, а также книги по экзегетике. Именно таким образом, он смог проверить, что мораль Иисуса, мир ему, и мораль Корана и хадисов в глубине своей были идентичны, хотя и сформулированы по разному.

 

Хвала - Аллаху

Самая большая трудность для него состояла в понимании личности и миссии Иисуса Христа, мир ему. Это было настоящим камнем преткновения! Нужно ли было говорить, как некоторые, что Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство) вернул веру на стадию, предшествующую Евангелиям? Или же, как считали другие, он очистил личность Иисуса, мир ему, от всего того, что Церковь и христиане прибавили к его истинной природе? Были также и такие вопросы: Бог Един или Бог - Троица? Что являлось основой Троицы в Евангелиях и в догматике Церкви? Как появились таинства? Обязательно ли нужно пройти через Церковь, чтобы быть ближе к Богу или же без помощи священника, как тому учит Ислам? Бог спасает сам своей Милостью или же через обязательное принесение в жертву своего сына Иисуса?В течение многих лет он изучал эти вопросы и пытался найти на них ответ.

 

Он также обнаружил изменения, которые претерпела Библия со стороны людей последующих поколений. Он убедился, что учение Церкви лишь в малой степени соглашалось с догмами, которые представлялись незыблемыми и непоколебимыми. Он спрашивал себя, что в современных Евангелиях является словом Иисуса, мир ему, а что является толкованиями евангелистов, оказавшихся под влиянием сочинений Павла? Является ли Иисус, каким он представлен в Евангелиях, и Иисус Павла тем же самым, каким он был в реальности?Изучая все это, ему удалось выявить человеческую сторону в истории догматики, а также огромное влияние римских, а в последствии и византийских императоров на христианскую веру, такую разную и противоречивую в первые ее века. Кто же был прав? Кто владел истинной правдой?

 

Эти разногласия, подавляемые церковной иерархией, объявлявшей себя непогрешимой, но вместе с тем не имеющей относительно этого доказательств, длились на протяжении веков. Несомненно, католическое учение, как оно представлено в учебниках для тех, кто готовится стать священником, предстает, как логически целое и удовлетворяющее разум и сердце. Оно может создать впечатление связанности, особенно, если оно излагается в форме торжественных и категорических утверждений.Однако, если тщательно покопаться и сравнить эти утверждения, то они предстанут перед нами в виде выводов и заключений, приспособленных к священным текстам. Эти превращения придали более жесткий и экзальтированный характер понятиям, считавшимся в священных текстах неявными, и которые не всегда воплощали ту же самую ясность или значение с течением времени.

 

Таким же образом были сформулированы и жизненные правила, которые в большей степени обязаны размышлениям теологов, нежели священным текстам. Именно так, постепенно сформировались и проявили себя христианские догмы и дисциплины, создав красивую картину единообразия, представленную в учебниках. Но сколько же было много разных и отличных друг от друга течений в первые века Церкви! Господствующая сторона, поддерживаемая властью короля или императора, всегда могла очень легко подавить ту или иную точку зрения, объявив их еретическими или физически устранив негодных еретиков.Сегодня мы являемся свидетелями эволюции. Официальная церковь величественно провозглашает преемственность догм, но поскольку допускается некоторая свобода выражения, мы видим, как ученые пробивают брешь в идеях и утверждениях, до сих пор объявлявшихся абсолютными.

 

В остальном, в повседневной жизни церковного общества, также как и в практике христиан, проявляются отказы, сомнения и трудности, которые официальная церковь не в силах ни побороть, ни скрыть.Христианство дало миру многое, но не оно одно сформировало общее сознание. Наряду с фундаментальными данными и посланием Иисуса, мир ему, переданным в Евангелии, много привнесенного в веру и в ритуалы без каких-либо серьезных для этого теологических и предписанных священными текстами оснований.

 

Помимо всего этого, в соответствии с Евангелием, Иисус, мир ему, объявлял себя слугой, рабом Божиим! Он никогда не требовал, чтобы ему поклонялись как Богу! Очень часто для утверждения якобы божественного начала Церкви, вперед выдвигалась идея ее быстрого развития и ее непреходящий характер на протяжении веков. Поразмыслив, можно признать две общие причины такого развития. Первое - использование в Римской империи латинского и греческого языков, что способствовало более легкому распространению христианства, которому не пришлось столкнуться с проблемой множественности языков.

 

Хвала - Аллаху

Второе - это то, что, начиная с эпохи императора Константина (312-337), христианство было провозглашено государственной религией, и было естественным то, что народы, подчиненные Римской империи и привыкшие совершать культ богу Цезарю, оказываются готовыми принять нового бога, предложенного христианской церковью и “хозяином мира” №2 - римским императором.Рассмотрим пример распространения Ислама. Человек, Пророк Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство) призывает к вере и строгой религиозной практике. Вначале за ним следует лишь небольшая горстка простых людей, которая оказывается мишенью для притеснения со стороны влиятельных людей.

 

Предлагая веру и мораль, он должен был создать государство и защищать его. При его жизни откровение записывается несколькими его сподвижниками, да будет доволен ими Аллах, и также заучивается наизусть множеством простых верующих. Коран, в свою очередь, доносит послание многим народам, несмотря на разнообразие их языков. Спустя век после смерти Пророка Ислам образует религиозную империю, которая распространяется от Медины во всех направлениях вплоть до Европы. И эта религиозная империя продолжает существовать без какого-либо начальника или иерархии. Она с успехом противостояла Крестовым походам и колониальному гнету со стороны христианства.

 

Миссионерская деятельность христиан не в силах была затронуть твердость веры мусульман. Сегодня мы видим, как быстро распространяется Ислам и как стремительно растет число его последователей во всем мире. Если бы Бог не был на его стороне, смог ли бы Ислам зародиться, распространиться и противостоять всем силам зла? Ислам остался таковым, каким он был при жизни Пророка с неизменными учениями не подвергшихся извращениям или компромиссам. Его приняли народы многих стран и разных цивилизаций и вот уже в течение 14 веков исповедуют его.

 

Все эти размышления, взвешенные и обдуманные, постепенно привели его к главному вопросу. Ему потребовались годы, чтобы пройти этот духовный путь - серьезно, спокойно и терпеливо. Конечно, он не был лишен растерянности, лишений и внутренней ломки. Но по совести своей он признал призыв Бога.Христианство и ислам он исповедывал от всей своей души.Но пришло время, когда он должен был сделать свой выбор. Безо всякой суеты, он определился и втайне принял Ислам. В течение 5 лет он был пленником своей семьи, окружения и обстоятельств.

 

Он был вынужден скрывать свой переход в Ислам. Теперь, когда обстоятельства сделали его более свободным, он ожидает благоприятного момента, чтобы предупредить о своем решении вышестоящие лица христианства и официально, в присутствии свидетелей, объявить о своем переходе в Ислам. Какими же окажутся для него последствия? Какой же будет реакция со стороны окружающих его людей? Абдульмаджид Жан-Мари Дюшемэн был одним из многих тысяч французов, принявших Ислам. Его переход в Ислам явился еще одним ярким примером для людей, находящихся в поисках Истины, смысл которой Единобожие. 

 

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения