• Число посещений :
  • 1525
  • 3/10/2007
  • Дата :

Несравненность божественных атрибутов

несравненность божественных атрибутов

В своем стремлении описать Творца и познать его атрибуты мы нуждаемся в концепциях и терминах, которые оказываются недоступными нашему пониманию. Термины, которыми мы обычно оперируем, не способны содействовать нам в достижении поставленной цели — истинном воспроизведении Бога. Это обусловлено тем, что ограниченность нашего восприятия божественного не позволяет нам соразмерно приспособиться к сознанию сущности божественных атрибутов, ибо Он возвышается над всеми концепциями, выработанными и усовершенствованными человеческим разумом.

Человеку, созданному и ограниченному во всяких своих проявлениях, бессмысленно надеяться на понимание, а тем более описание нематериального бытия, опираясь лишь на материальные атрибуты и характеристики.

 

Реальность, отличающаяся от случайных проявлений бытия, чья абсолютная власть и бесконечное познание охватывает все вещи, с которой, как сказано в Коране, "ничто не уподобится" (42:11), — такая реальность не подлежит традиционному обсуждению.

 

Повелитель правоверных Али, да будет над ним мир, говорил: "Тот, кто сравнивает либо уподобляет Бога чему-либо и ссылается при этом на Его божественную святую сущность, он, по сути дела, имеет в виду вовсе не Его. Все то, что по представлению человека, относится к Богу, неотвратимо сотворяется, ибо Бог есть Творец и Создатель. Бог единственно есть причина (а не следствие).

 

Он берется творить, не пользуясь какими-либо инструментами, Он измеряет, не размышляя, не рассчитывая. Он свободен от всего, не извлекает прибыли для Себя. Время и пространство — не попутчики Ему, Инструменты и приборы не нужны Ему. Его существование предшествует времени, Его предвечность предшествует всем началам.

 

Он не замкнут в каких-либо пределах, ибо это явление, которое размежевывает свою сущность посредством присущих ему пределов. Его божественная сущность не признает концепций движения и покоя; разве может что-либо созданное в рамках определенных явлений также присутствовать в Его бытии?

 

Если бы сущность Его заключала бы в себе движение и покой, Он был бы подвержен изменениям и делимости, в таком случае не имело бы смысла говорить о предвечности Его бытия.

 

Он — источник всех сил, следовательно, никто и ничто не в состоянии воздействовать на Него. И, наконец, Он — тот Творец, который не изменяется, не исчезает, и который никогда не сокрыт от мужей ученых и мудрых".

 

Тот факт, что божественные атрибуты категорически отграничены от нас и не могут быть выявлены либо исследованы методом сравнения, указывает на то, что атрибуты первоисточника бытия отличны от атрибутов всех других существ.

 

В частности, мы имеем возможность выполнять определенные задачи, однако совсем иное дело, когда речь идет о власти Бога; в нашем случае атрибут — это одно, а сущность, которую он описывает, совсем другое. Когда мы похваляемся своими знаниями, мы не составляем единства и тождества с ними. В раннем младенчестве в наших сущностях не было ни следа знаний или учености, однако впоследствии нам постепенно удалось приобщиться к знаниям. Познание и власть образуют две четкие грани нашего бытия; они не идентичны нашим сущностям, не соединяются воедино в нашем бытии. Атрибуты — это случайное свойство, а наша сущность — это субстанция; одна независима от другой.

 

Однако совсем иное дело составляет случай с божественными атрибутами. Когда мы утверждаем, что Бог всезнающ и всемогущ, мы имеем в виду, что Он — источник познаний и власти: атрибут не отличается от сущности, которую он описывает, хотя концептуально они различаются друг от друга. Фактически, Его атрибуты идентичны Его сущности, ибо Его сущность не составляет субстанцию, включающую случайные свойства. Он — абсолютное бытие, тождественное знанию, власти, жизни, устойчивости и реализации; Он не подвержен каким-либо интеллектуальным или внешним ограничениям.

 

Поскольку мы воспитаны самой природой, знакомы со всеми ее проявлениями, поскольку все в природе обладает конкретным содержанием, размерами и формой, каждый процесс протекает в пространстве и времени, поскольку наш разум запрограммирован на природные явления — постольку мы стремимся измерять все вещи, исходя из критериев, применяемых к изучению природы. Таким образом, упомянутые критерии выступают отправной точкой всех научных и философских изысканий.

 

Чтобы вообразить себе бытие, в котором не присутствовали бы свойства материи и которая выглядит совсем иначе, чем это может представить себе наш разум, чтобы осознать атрибуты, неотделимые от своей сущности, необходима не только исключительная точность и тщательность, но и категорическое очищение нашего разума от материальных представлений.

 

Али, да будет над ним мир, всегда высказывался красноречиво, глубоко и содержательно по данному вопросу. Он подчеркивал, что в своих рассуждениях человек не в состоянии заключить Бога в узкие рамки описательства: ""Чистое единобожие и совершенная вера зиждется на высвобождении, отрицании и исключении из Его священной сущности всех атрибутов сотворенных существ. Бог запрещает, чтобы Его описывали материальными терминами, ибо в этом случае возникает ситуация, когда каждый атрибут оказывается как бы отделенным от своего владельца. Поэтому тот, кто при описании Творца воображает, будто Он обладает некоторыми атрибутами, отграниченными от Его сущности, тем самым допускает, что Он скроен из двух частей. Попытки описать и представить Бога в таком виде проистекает из невежества и отсутствия знаний".

 

Умозрительные концепции не позволяют описать Бога на базе одних лишь конечных свойств; ибо, будучи ограниченными по характеру, они не применимы к сущности Бога. Каждый атрибут относительно выражаемого им частного смысла отделим от всех других атрибутов. Так, атрибут жизни совершенно отличается от атрибута власти: они не могут быть равнозначными. Допускается, что некоторые субстанции обладают способностью собирать эти атрибуты в одном месте, однако при этом каждый из них в лексическом отношении имеет различный смысл.

 

Когда человеческий разум стремится увязать какой-либо атрибут с конкретной вещью, он руководствуется идеей установления некоего единства между атрибутом и той сущностью, которую он характеризует. Однако, поскольку концептуально атрибут отличается от сущности, разум неизбежно решает, что они должны быть отделены друг от друга. Единственным способом познания вещей служит их описание через посредство умозрительных концепций, отграниченных друг от друга, а следовательно, обязательно конечных. Подобные концепции не могут быть использованы для выявления сущности Самой Трансцендентальной Реальности. Бог возвышается над самой возможностью Его познания путем описательства; ибо, кто бы ни пытался втиснуть Бога в узкие рамки конкретного атрибута, тот неизбежно потерпит крах в возможности Его познания.

 

Имам Джафар ас-Садык, да будет над ним мир, в ответ на вопрос о сущности Бога заявил: "Он совершенно отличается от всех других сущих; Он единственно тождествен самой сущности бытия. Он — бестелесен, не имеет формы. Чувствами постигнуть Его невозможно, как и невозможно установить Его местонахождение; ни фантазией, ни воображением представить себе Его немыслимо. Поток времени и смена веков бессильны изменить Его, ибо не подвержен Он изменениям".

 

Автор: Мусави Лари

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения