• Число посещений :
  • 1836
  • 3/10/2007
  • Дата :

ЛЕКЦИЯ 10

ДАННЫЕ ОПЫТА

 

 

 

 

 

море

Если бы явления духа, нематериальные во всех своих формах, стали бы предметом экспериментирования, причем таким образом, что их автономное существование было бы полностью доказано, это обстоятельство заставило бы людей в еще большей степени поверить в силу и реальность духа. Особенно это затронуло бы тех, кто неспособен понять тончайшие и сложнейшие вопросы духа, тех, кто склонен опираться больше на эмпирические научные данные, чем на истины философские.
Спиритуализм, или практика общения с духами, достигла своего расцвета в конце XIX века, став своего рода наукой. Во всем мире многочисленные его приверженцы наслаждались возможностью подобного общения, считая его убедительным доказательством независимости и бессмертия духа.
Отрекшись от каких-либо предрассудков и пристрастий, движимые истинно научными мотивами, некоторые ученые посвятили себя кропотливым исследованиям, дабы прояснить всю суть проблемы. С помощью достигнутых ими результатов им удалось показать, что существование духа более не является предметом теоретических изысканий. Тщательно проведенные эксперименты показали, что вполне возможно общаться с душами умерших. Можно даже поговорить с ними, попросить у них совета в решении сложных проблем. Действительно, бывают случаи, когда люди, крайне нуждающиеся в совете при решении тех или иных проблем, обращались к душам умерших и получали от них действительную помощь.
Духи обладают удивительной способностью поднимать с земли тела людей без вмешательства какой-либо физической силы или материальной энергии.
Одной из замечательных черт тех, кто входит в транс при общении с мертвым, является то, что здесь происходит функционирование передатчика и приемника. Иногда случается, что в ходе сеанса они начинают общаться на языке, которым никогда не пользовались. Иногда они разглашают секреты, о которых вообще не должны были бы знать.
Еще более замечательным является тот факт, что медиумы способны, находясь в трансе, читать и копировать надписи, сделанные на различных предметах, будучи абсолютно неграмотными.
Одним словом, медиумы вовлекают в столь необъяснимые действия, что мы принуждены бываем следовать за ними в невидимую сферу духа в своих попытках найти ответ на возникающие вопросы.
Все, о чем говорилось выше, было экспериментально подтверждено; тем самым были опровергнуты утверждения материалистов, ибо если бы дух был простым проявлением материи, психологическим свойством мозга, то было бы невозможно объяснить все многообразие явлений, подтвержденных экспериментом.
Мы можем избежать тупиковой ситуации, в которую нас ввергает материалистический ход мыслей лишь в том случае, если мы допустим наличие сверхматериальной силы, способной порождать эти явления, ибо невозможно представить, что они были результатом проявления материальных факторов.
Хотя при общении с духами возраст не считается решающим обстоятельством для тех, кто вступает в контакт с духами, обычно медиумы бывают из числа детей. Это, в свою очередь, устраняет возможность обмана, трюкачества, способствует тому, что пересуды на этот счет не ведутся. В то же время опытные и квалифицированные исследователи также принимают участие в спиритических сеансах. Ведутся многократные исследования, анализ фактов, дабы устранить какие-либо сомнения, двусмысленность, рассеять возможность самовнушения со стороны участников.
Хотя можно согласится со сказанным выше как с установленным фактом, реальностью, многими это интерпретируется как обман, трюкачество. Поэтому нельзя ни доверять тем, кто утверждает, будто они способны общаться с духами, ни тем, кто отвергает их с помощью весьма неубедительных аргументов; оба направления противоречат логике. Лишь тщательный анализ сути проблемы может вести к истине, отличить ложное от реального.
Фарид Ваджди, автор Энциклопедии XX века, перечисляет имена европейских и американских исследователей, занимавшихся этой проблемой, приводит многочисленные фактические данные по этому вопросу. Многие из этих исследователей изначально скептически либо отрицательно относились к возможности общения с духами умерших, пока не убедились в своей неправоте; фактически, они вторглись в эту сферу с твердым намерением развенчать иллюзии.
Если бы кто-нибудь настаивал на возможности научного подтверждения общения с духами, эти ученые с самого порога не колеблясь отвергли бы ее как абсурдную. Однако, когда они убедились в том. что проведенные эксперименты завершились подтверждением правоты их оппонентов, они сдались и признали справедливость фактов. В прежние времена ученые никогда не брали на себя труд проверять утверждения спиритуалистов, они даже отвергли идею проведения экспериментов с негодованием.
Фарид Ваджди добавляет, что эксперты по данному вопросу верят в то, что дух не исчезает вместе со смертью тела, ибо они не в состоянии объяснить необычные явления, происходящие на сеансах, иначе чем деятельность душ умерших.
Те, кто не располагает достаточно серьезными аргументами, пытаются объяснить экспериментально подтвержденные данные проявлением бессознательного.
Можно ли однозначно обвинить тех, кто работает в этой области, в том, что они, якобы одураченные мошенниками, поддавшись их гипнотическому воздействию, научно подтверждают заведомую иллюзию, заблуждение?
Было бы крайне нелогично, неразумно приписывать этим исследователям заблуждения и ошибки.
Альфред Расселл Даллес, последователь Дарвина в его теории естественного отбора, следующим образом выразил точку зрения на суть проблемы: Когда я стал заниматься изучением тайн общения с душами мертвых, я был абсолютным материалистом и отвергал идею духа. В моем разуме не было места нематериальным сущностям сверхъестественного мира. Напротив, я намеревался научно обоснованным методом доказать неверность какой-либо веры в подобные идеи. Но когда я столкнулся с проводившимися экспериментами и их результатами, я стал постепенно тяготеть к тому, чтобы поверить в них. Реальность духа так убедила меня в своей обоснованности, что я стал верить в нее без каких-либо предварительных объяснений. В итоге я не в состоянии ни отвернуться от веры в духов, ни привести какие-либо материалистические доводы в их объяснение.
Крокис, глава Королевской Академии наук в Англии, в своей книге Духовные явления отмечает следующее: Поскольку я действительно верю в существование этих явлений, то было бы проявлением страха или точнее трусости, если бы я сокрыл свои доказательства из страха перед критикой со стороны насмешников, ничего не знающих о сути предмета и неспособных избавиться от иллюзий. Я попытаюсь изложить в своей книге как можно яснее и убедительнее то, что я видел собственными глазами и неоднократно испытывал в ходе тщательно спланированных экспериментов.
На основе всех экспериментов, проведенных в ходе спиритических сеансов, выводов, сделанных из них, становится очевидным, что человек обладает энергией и личностью, переживающих его смерть. Эта энергия проявляется в различных действиях вне физической оболочки тела. При определенных обстоятельствах земные существа способны установить общение и контакт с душами ушедших из жизни.
Другим научным аргументом, который обычно выдвигается для объяснения автономии и бессмертия духа, служит гипнотизм. Он представляет собой пристальный взгляд в течение длительного времени на световую точку, сопровождаемый актом внушения, вследствие коего субъект впадает в искусственное состояние сна, полностью отрешенный от повседневных проявлений.
После того как субъект погружается в спячку, он из всех звуков, окружающих его, слышит только те, которые издаются гипнотизером и которым он должен следовать.
Английский ученый Джеймс Брид сумел превратить гипнотизм в полноправную науку, разработал принципы, по которым он функционирует.
Дальнейшее развитие гипнотизм получил в трудах других американских и европейских исследователей, среди которых можно упомянуть имена Рише, Эмиля Кио, Вана Оулса, Шарко и других. Важнейшим достижением Шарко явилась осуществленная им классификация различных степеней и этапов гипнотического сна.
В этой связи представляет интерес такая характеристика гипноза: Посредством искусственного сна гипнотизеру удается заставить субъект подчиняться его воле таким образом, что он не колеблясь выполняет все команды гипнотизера. Чувства его при этом отключаются; он не подает признаков того, что способен видеть или слышать; у него отсутствует в этот момент чувства осязания и вкуса. И наконец, он так утомлен, истощен оказываемым на него гипнотизером давлением, что не чувствует боли в теле.
Доктор Филип Уэррот, британский анестезиолог и специалист по гипнозу в Британском журнале общественного здравоохранения отмечает следующее: Многие пациенты, нуждавшиеся в хирургическом вмешательстве, успешно подвергались анестезии посредством гипноза. Далее он отмечает, что легче и эффективнее использовать гипноз на пациентах, готовящихся к операции, ибо это более безопасная и упрощенная процедура при операции, чем накачка их обезболивающими медикаментами. Одним из преимуществ гипноза является то, что благодаря ему удается поддерживать пациента в бессознательном состоянии в течении многих часов не причиняя ему боли.
Магнетизм — другая область знаний, указывающая на автономию духа. Он состоит из таинственной силы, присутствующей в каждом из нас, но в неодинаковой степени. Магнетизм отличается от гипнотизма тем, что когда человек культивирует внутри себя магнетическую силу, он способен оказывать воздействие на животных, а равным образом и на людей. Кроме того, магнетическую силу можно использовать непосредственно, тогда как гипноз требует использования определенных средств дабы стать эффективным. Сила магнетизма столь эффективна в человеке, что дает ему возможность парализовать зверя либо врага в облике человека.
С древнейших времен люди в той или иной степени знали о воздействии этой таинственной силы, однако, лишь в конце XVIII века этим явлением заинтересовались научные круги. Специалисты стали пользоваться магнетическими волнами для лечения больных людей; в дальнейшем, в результате изучения этого явления стало очевидно, что гипнотический транс можно усилить за счет использования магнетизма.
Психиатры используют искусственно вызываемые гипнотические состояния для выявления причин определенных психических заболеваний; они пытаются погрузиться в глубины разума, установить подлинный ход мыслей, характер бессознательного, — все то, в чем пациент весьма неохотно признается своему врачу в бодром состоянии из-за смущения или по каким-либо другим причинам. Равным образом, пациент открыто признается в некоторых вещах, которые он в иной раз ни за что не признал бы в бодром состоянии.
Тот, кто впадает в транс, полностью подчиняется влиянию магнетической силы, выполняет любые команды руководителя, не пытаясь даже призвать на помощь собственную волю в принятии решений.
На более продвинутой стадии тело само становится полностью онемелым, настолько, что если конечности тела протирать, то и тогда они не обретут способности к движению. Человек окажется не в состоянии слышать звуки вокруг себя; того лишь он слышать и видеть будет, в чьей власти окажется.
Подобная пассивность человека заходит иногда так далеко, что он чувствует боль от иглы, вонзаемой в тело того, кто контролирует его состояние; он счастлив, если его повелитель счастлив; сердит, озабочен, взволнован, если и тот испытывает подобное состояние.
В магнетическом трансе люди способны говорить на языках, которых не знают; они осведомлены о вещах, которые лежат за пределами их знаний; их души путешествуют на большие расстояния. Материалисты пытаются объяснять эти явления с точки зрения гипноза и потери воли человеком. Однако, эти объяснения неубедительны. Помимо того, что пытается разъяснить нам материалистическая наука, существует внутри человека реальность, способная вершить деяния, необъяснимые с материалистической точки зрения. Всякий, кто пытается обнаружить истинную суть вещей, должен согласиться с этой реальностью.
Что за энергия подчиняет своей воле человека, лишает его конечности способности двигаться и чувствовать?
Если бы человек поразмышлял о своем бытие, разве не убедился бы он в том, что его существованию сопутствует дух, таинственный и вечный?
Разве нельзя признать научный метод, основанный на объективном наблюдении и противостоящий заблуждению?
Вне всякого сомнения, каждое новое открытие в обсуждаемой нами области способствует тому, что материалисты начинают терять почву под ногами, когда пытаются в очередной раз искажать реальность.
Хотя люди в течение достаточно долгого времени знали о том, что существует такое явление, как телепатия, вплоть до 1882 года никаких серьезных научных попыток проанализировать это явление не предпринималось. Начиная с указанной даты, Английское Общество Психических Исследований осуществило многочисленные эксперименты, с помощью которых удалось доказать реальное существование этого явления.
Обмен мыслями между двумя людьми возможен на больших и малых расстояниях. Связь на коротком расстоянии происходит посредством противостояния двух человек на некоем расстоянии друг от друга и передачи их мыслей друг другу без слов или жестов.
Что касается связи на большом расстоянии (протяженность его имеет значения), то достаточно двум людям в условленное время сконцентрировать свои мысли в единой точке и приступить к их передаче друг другу. Подобного рода явления неоднократно тестировались экспертами, их стали рассматривать как замечательное проявление духа, действующего абсолютно независимо от тела.
Разве нам не следует в этом случае полагать, что энергия, управляющая механизмом нашего тела, фундаментально отличается от материальной энергии и от явления, ею произведенного?
Как выразился психиатр Кеннингтон: ''для мозга существовать и функционировать хотя бы на несколько сантиметров вне тела так же немыслимо, как для крови циркулировать вне тела.
Анри Бергсон пишет: Явления, существование которых доказано психической наукой и некоторые из которых доказано психической наукой и которых необходимо признать подлинными, побуждают нас задаться вопросом, почему нам пришлось ждать так долго, чтобы предпринять подобное исследование. Мы не будем повторять темы, которые уже обсуждали, ограничимся тем, что представляется нам более определенным.
Если после накопления тысячи случаев подтверждения телепатии ученые будут упорствовать в своем неприятии этого явления, нам останется лишь констатировать, что свидетельства, приводимые людьми, неприемлемы для науки и отвергаются ею.
Разумеется, справедливо полагать, будто мы должны выбирать из того многообразия результатов, которые предлагает нам психическая наука; наука сама по себе не рассматривает эти результаты одинаково убедительными; она различает между тем, что определенно, и тем, что более вероятно.
Однако, даже если принять во внимание только то, что психическая наука рассматривает как нечто определенное, и того достаточно будет нам чтобы получить представление о той огромной, непознанной области, к изучению которой мы лишь приступаем.
  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения